Марко Поло (marco____polo) wrote,
Марко Поло
marco____polo

Categories:

СНОВА О ГЛАВНОМ БУРЖУИНЕ И МАЛЬЧИШЕ-КИБАЛЬЧИШЕ

По оценкам, всего в разных местах перешло границу, чтобы укрыться в Китайском Туркестане, около 50 тысяч человек. Самой же большой оказалось эмигрантская популяция на реке Эмиль, где главным начальником был генерал Бакич. Хотя именовалось это – «Отряд Атамана Дутова». Вырыли землянки, поставили палатки, стали устраивать киносеансы (помните про «сирк»?). Образовавшиеся как бы улицы именовались: Атаманская, Невский проспект, Поэзии и Грусти и последняя – Любви. Вообще русский человек обладает удивительным умением адаптироваться к любой чужбине, особенно, если чувствует, что на родине будет еще хуже.
Поблизости оказалось большое количество баранов, закупленных еще колчаковскими интендантами – их удалось прибрать к рукам. Видимо, многие годы службы «по хозяйственной части» оставили нужные навыки. Муку по договоренности выдавали китайцы, по фунту на душу на сутки. Никак не даром, но чем платить пока было, кое-что при эвакуации сберегли, хотя золотой запас России и уехал совсем в другом направлении. В переписке Бакича с Дутовым фигурируют золото пудами и серебро сотнями пудов. Потом кое-что подкинул забайкальский атаман Григорий Семенов. Однако ж, закупленная мука доставлялась нерегулярно и не полностью. Неудивительно. Китай и коррупция тогда были почти синонимами. Правда – не только Китай. Из выделенного Семеновым, как кажется, большую часть попросту украл харбинский представитель оренбуржцев генерал Анисимов.
Совсем было непонятно – что же дальше? Лозунги о том, что Советы вот-вот падут и можно будет вернуться победителями – вещь утешительная, но ... .
Мы что-то слышали об обычном тяжелом быте белой эмиграции первых десятилетий: господа офицеры – в таксидрайверы, дамы, кто помоложе, в таксигерлс ... И грубый день взойдет из-за домов Над мачехой российских городов ... Нам каждый берег будет чуждым, Ненужной каждая земля ... Эх, если б узкоколейка шла из Парижа в Елец ... Зачем меня девочкой глупой От страшной, родимой земли ... .
Мир дежурных у Ремарка, Чаплина, Сартра, Оруэлла, Кэдзуо Исигуро, Генри Миллера русских графов и графинь из меблированных комнат. Да и наши – А.Толстой, В.Набоков, А Куприн – тоже внесли лепту. Но и этот мир бело-русских Харбина, Шанхая, Берлина и Парижа для жителей лагеря на Эмиле – недосягаемая мечта. Не говоря уже о том, чтобы попасть в Европу, но путь от Тарбагатайского округа Синцзяна до, хотя бы, Шанхая - это более четырех тысяч верст. На этих верстах нет не только рельсов и часто и простой «колесной» дороги. Джунгарские и алашаньские пески, горы Куэнь-Луня, желтые азиатские реки, не видавшие мостов, фронты между поделившими страну генералами, а главное, непонятные и, верней всего, враждебные к любым европейцам, есть за что, жители – уйгуры, дунгане, монголы, китайцы.
Вспомнить, что именно такой маршрут, проделанный перед Мировой войной русским полковником Маннергеймом, был воспринят всеми как подвиг, принес ему благодарность Генштаба, царскую личную благосклонность и широкую известность среди специалистов. Но он и занял два года, у Маннергейма сменилось два состава спутников – один за другим заболевали и сходили с маршрута казаки конвоя. А ведь у него на руках не было гражданских беженцев, женщин и детей.
Никак!
Бакич пытался, как щенок в детском стишке, «найти себе хозяина», который выведет его и его людей из пустыни, писал забайкальскому атаману Григорию Семенову, российскому(?) посланнику князю Кудашеву, Бог знает кого представляющему в Китае, каким-то оставшимся с царских времен консулам, синцзянскому ворлорду Ян Цзун-сину, посылал на деревню дедушке телеграммы французским и японским дипломатам в Пекине, в Крым Врангелю, потом в Ургу барону Унгерну, объявившему очередной поход за окончательный разгром жидов-комиссаров ... все без ответа. Никому они были не нужны. Семенов было помог, но по отсутствию прямых контактов деньги, как уже говорилось, попали в Харбин и растворились, синцзянский ду-цзюнь, тот самый, если помните, который чуть позже определил в яму Анненкова, в стихотворной форме извинился за то, что «те войска, кои перешли границу и теперь находятся в пределах Китайской Республики, в первое время были приняты без должного этикета». И что он от этого в горести. Остальные вообще как и не слышали об «Отряде Атамана Дутова».
--------------------------------------------
Вот как раз сам Атаман, попрежнему проживавший вместе с не очень большой группой казаков в Суйдуне, в 20 верстах от советской границы и в четырехстах верстах от Эмиля, писал часто. Сначала все было очень благожелательно, среди прочего он однажды сообщил Бакичу, что производит и его в генерал-лейтенанты. Потом, повидимому, к нему проторили путь неизбежные в таких обстоятельствах жалобщики. Он попытался осуществлять телеуправление эмильскими делами, ничего, конечно не получилось, а отношения двух военачальников пошли вразнос.
Но так бывает – когда у одного титулы и формальное главенство, а у другого реальная власть, прямое руководство на месте. Не будем рассматривать все подробности генеральской склоки, такие бывали и у красных, а уж у белых были нормой жизни. Упомянем только, что потерявший рычаги воздействия на Бакича старший начальник перешел от упреков в письмах к характерному именно белогвардейскому жанру укоров в приказах. При этом не отказывал себе в утешении попрекнуть инородца неважным уровнем его русского языка:
- На приказ о выдаче серебра для общего дела спасения России, переданный лично ген. Бакичу капитаном Паппенгут, генерал Бакич ответил отказом, и на вторичный приказ мой по телеграфу положил свою резолюцию, которую привожу как в доказательство понимания генералом Бакичем русского дела и русского языка: «Телеграмму читал и на совещание начдивов обсуждалось; отряд находится в очень тяжелых условиях, и болие, чем рание, решено было – нет возможности пока ничего уделить: офицеры, сольдаты и казаки голие и босие. Нач. Отряда Ген.-Лейт. Бакич».
Подчеркивания в тексте тут мои, но ясно, что и Дутов хотел бы, чтоб на орфографию этих слов обращалось внимание. Удивительно, но это цитата не из фельетона, не из заявления в партком и не из судебной жалобы, а из Приказа № 207 Главного начальника Семиреченского края от 17 января (по ст.ст) 1921 г..
До чего бы еще они долаялись – неизвестно. Но ровно через неделю Александр Иванович Дутов был застрелен заброшенным специально для этого через границу чекистом.
-------------------------------------------------
Когда я написал, что на погибающих в Синцзяне от голодухи, а еще более от безнадежности, белогвардейцев никто не обращал внимания, я был не совсем прав. По крайней мере, о них никак не могли забыть местные китайские власти, у которых к обычной головной боли управления дикой окраиной Срединного государства, добавились еще и эти непонятные и уже потому страшные люди.
И еще Реввоенсовет Туркфронта в Ташкенте. По свежим воспоминаниям о начале Гражданской войны очень на слуху было имя Атамана Дутова, а он еще и не давал о себе забыть, сочинял листовки, всем рассказывал о будущих походах на Москву, хотя по факту, кажется, более занимался внутренними разборками. Да вот хоть и мы с вами, пока не стали разбираться с этой старой историей – много слышали о Бакиче? А Дутова помним еще с первого курса. «История КПСС» - а как же!
Вот поэтому, думается, и послали киллера именно к нему. Я тут скачал через И-Мул старое советское кино, которое так и называется «Конец атамана». На заставке картинка – «Щит и Меч», надпись - «СЛАВНЫМ СЫНАМ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ – ЧЕКИСТАМ, ОТДАВШИМ СВОИ ЖИЗНИ ЗА СТАНОВЛЕНИЕ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ В КАЗАХСТАНЕ – ПОСВЯЩАЕТСЯ». Небезынтересно. Особенно то, что славные сыны в ходе этого казахфильма большую часть сил отдают подсиживанию и арестованию друг друга, а уж на остатке метража приканчивают Атамана. Его-то играет любимый народом Владислав Стржельчик, соответственно – барственные голос и манеры, кабинет метров на триста, походно-полевая подруга – этакая петербуржская фифа Серебряного Века, «Алэксаандр, разве Вы не идете сейчас в Храм?», хотя по документам была она казачкой станицы Остроленской 2-го отдела Оренбургского войска. В общем, заметно, что традиции туфты у Алма-Атинской студии старые, со времен, когда Мартинсон играл эсэсовских генералов.
В общем, убили большевики Атамана, кто хочет подробностей – найдет в Сети, нынче это не под секретом, правда, что зато версий несчетно и полной веры нет ни одной. Анненков, если помните, сидит уже в китайской яме, так что наш Андрей Степанович Бакич остался единственным Главным Буржуином на весь Восточный Туркестан.
Tags: Мальчиш-Кибальчиш
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment