Марко Поло (marco____polo) wrote,
Марко Поло
marco____polo

Ну, как обещал. Продолжаю.
После всех этих толковищ мы все разошлись, но решено было, что снова собираемся к четырем, когда главный отстреляется с текучкой.
Я уже имею в кармане приглашение поужинать и выпить на халяву в награду за свое красноречие, так что настроен очень оптимистически.
Тут начал Сам. Сказал нам Николай Петрович, что насчет сепараторов у него самого было подозрение, теперь будет СибНИИ НП и Гипротюменнефтегазу поручение это все проверить и, при надобности, исправить. Тем более, работы, на самом деле, не так и много, как впоследствии оказалось.
- Но, - говорит, - а что ж нам делать пока что? Как ремонтировать то, что уже закоксовалось?
У меня, в принципе, была некоторая идея. Я когда за неделю до того смотрел на эти разобранные компрессора и покрытые нагаром колеса, подумал, что можно бы попробовать это все не срубать зубилом, рискуя повредить само колесо. Залить какой-нибудь растворитель в компрессор и погонять его по колесам. Была наработка, как это все интенсивно поперемешивать с помощью растворенного газа, меняя давление. Даже жалко, что из этого так и не вышло работоспособной технологии. Дело в том, что там кроме органической части-кокса, в этом нагаре было много и минеральных отложений, в том числе и тех, что в воде никак не растворяются. А гонять внутри машины, кроме воды и органического растворителя, еще и кислоту - никогда в жизни нам изготовитель этих компрессоров, фирма Крезо-Луар, не согласовала бы, тут сомнений нет.
Да и пока мы со всем этим возились, проверяли, тем временем налепили сепараторов-пробколовок на входе - и проблема, слава Богу, умерла.
Но до этого еще далеко.
А пока Николай Петрович говорит мне:
- Раз, - мол, - ты такой умный, что тут нам лекции по химии читаешь, скажи, а можно ли этот нагар как-нибудь убрать без разборки компрессора.
- Ну, не знаю. Идеи есть, но я не проверял, да и как? У меня такого и договора нету. То, что сказал, то знаю от людей, да и теория у этого дела давно есть, коксообразование в нефтепереработке хорошо знакомо. Есть идея насчет растворителя ...
Тут я, в общих чертах, и изложил: какие есть варианты.
- Ну, а что тебе для этого нужно?
- Вообще говоря - три вещи.
Заказ.
Один какой-нибудь компрессор под эксперименты, чтобы в нагаре, и чтобы я его не боялся сломать (а такой компрессор стоит два миллиона валютных рубликов).
И цистерну растворителя. Лучше всего толуола. Его можно достать на Омском Нефтехиме.
Главный вызывает начальника отдела снабжения, а тогда в Главтюменнефтегазе это была женщина, легендарная Николаева.
- Вот, Николаева, науке для того, чтобы почистить газлифтные компрессора, нужно цистерну толуола. Две недели. Пригонишь в Нижневартовск за счет тамошнего объединения.
Она поморгала и говорит:
- Николай Петрович, толуол - это ж какая-то взрывчатка, как мы ее?
Он смотрит на меня - что ж, мол, ты нам: импортные компрессора своей взрывчаткой на воздух поднять предлагаешь? тогда уж не будет н нагару, ни самих машин.
Я говорю:
- Дак, Николай Петрович! Взрывчатка - это тринитротолуол. Его из толуола и делают. А толуол - это ароматический углеводород, его на заводе получают, на установке платформинга. Кроме производства взрывчатых веществ еще применяют как растворитель, почему и я хочу. Еще для повышения октанового числа у бензинов.
Тут я смотрю - его осенило. Конечно, то, что в нефтяном учил, давно позабыто, в добыче с этим не сталкиваешься, а то, что не нужно - забывается.
Но вот про октановое число мой собеседник помнит. Не по работе - автомобилист же!
Вспомнил, сообразил и говорит:
- Точно. Высокооктановый компонент. Толуол. Точно!
Николаева - две цистерны!
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments