marco____polo

Categories:

ОТ ТАЙГИ ДО БРИТАНСКИХ МОРЕЙ ... (окончание)

23 августа 1939 года в Кремле Председателем Совнаркома и наркомом иностранных дел СССР товарищем В.М.Молотовым и министром иностранных дел Германского Рейха партгеноссе Иоахимом фон Риббентропом был подписан «Договор о ненападении» сроком на 10 лет. Ну, и секретный Протокол к нему, по которому Восточная Европа делилась на сферы интересов двух дружественных стран.

1 сентября Вермахт начал военные действия против Польши. 3 сентября правительства Франции и Великобритании объявили о начале военных действий против Германии. Советский Союз к войне против Польши пока не присоединился. Ну, его можно было понять. Сталин не так уж хотел воевать, он «хотел получить плоды войны не воюя». Только к середине сентября, когда всем стало ясно, что польская армия против немцев устоять не в силах, а англо-французы не успевают, да и не очень торопятся атаковать «Линию Зигфрида», пока основные силы Германии находятся на Польском фронте, Красная Армия перешла границу Польши.

Продекларированной целью было спасение братских белорусского и украинского народов от ужасов войны. 

Бои за Варшаву продолжались, правда, Молотов уже успел поздравить своего геноссе Риббентропа 9 сентября со взятием польской столицы, Люблин тоже еще держался, нo Лодзь капитулировала, немцы заняли Брест и Белосток. Польское правительство и командование армии покинули страну, перейдя румынскую границу близ города Залещики в ночь с 16 на 17 сентября. К 16 сентября наступавшие с севера и юга войска немецких армий вышли на линию Осовец —Белосток —Бельск —Каменец-Литовск – Брест-Литовск — Влодава — Владимир-Волынский — Замостье — Львов — Самбор. Как видим, вермахт уже занял ряд городов, которые мы в следующие два года знаем как областные и районные центры Белорусской и Украинской Советских Социалистических республик. Польская армия была разбита и отступала.

Тем не менее, для проведения операции, впоследствии именуемой «Освободительным походом», было создано два фронта, Белорусский и Украинский, вместе насчитывавших более 617 тысяч личного состава, пять тысяч орудий и 4736 танков, поддерживаемых более 2700 самолетов. Да еще в ходе операции дополнительно было прислано 44 стрелковых дивизий, три танковых бригады и армейская кавалерийская группа.

У поляков всего было 340 тысяч личного состава, 540 орудий, 70 танков, около 160 самолётов. При этом их командование отдало приказ сражаться против немцев, но не открывать огня против Красной Армии. Все равно, оба фронта сумел потерять 1173 человека убитыми, 2002 ранеными и 302 пропавшими без вести(!), 150 броневиков и 20 самолётов. Поляки потеряли примерно 3,5 тысячи убитыми, примерно 20 тысяч ранеными. Около четверти миллиона их попало в советский плен. Ну, и, как известно, потом в лагерях многие польские офицеры были убиты НКВД, так что, когда в ходе Великой Отечественной войны было создано Войско Польское, многие командные должности пришлось заполнять советскими командирами.

Во всяком случае, мне в 1968-м, когда я служил лейтенантом, один знакомый подполковник жаловался за стаканом на Войско Польское, которое все не высылало нужных для оформления отставки документов о его службе полтора года поручником в этом самом войске.

В результате похода Советский Союз приобрел территории площадью 196 тыс. км² (примерно половину территории Польши) с населением около 13 млн человек. Территория Виленской области была передана Литве, взамен та первой из стран Балтии подписала с Москвой «Договор и взаимопомощи», который в итоге привел к присоединению всей страны к Советскому Союзу. Так что Литва тоже приняла участие в разделе Польши. Но надо сказать, что когда Рейх предложил Венгрии тоже взять кусок польской территории возле Перемышля, то Хорти сразу же отказался.

Красна Армия получила довольно большие трофеи. Ей досталась вся польская Пинская речная флотилия, больше тысячи орудий, 65 танков, 254 самолета. О том, что появилось в московских комиссионках от духов и чулок до посуды и мебели, и говорить не приходится.

Для боеспособности РККА этот поход сыграл катастрофическую роль. Бойцы, командиры и боле высокое руководство решили, что такой и бывает настоящая война – с трофеями и без больших потерь. Сталин это понимал и на совещаниях после события пытался внушить это руководителям своей армии. Но, как показал 1941 год – это удалось не полностью.

***

По соглашению Молотова-Риббентропа страны Балтии оставались за Советским Союзом. Франция и Великобритания до этого угла Европы добраться не могли. Поэтому все три балтийских правительства вынужденно заключили с Кремлем договоры о взаимопомощи, по которым Красная Армия и Красный Флот получили на их территориях базы для размещения. Группировки РККА в каждой из тех стран составили по 25 тысяч.  Следующим летом после падения Франции наиболее сознательный прибалтийский пролетариат дружно потребовал восстановления Советской Власти в своих странах, как это было в 1918 году. Представители буржуазных правительств, кто поумнее, через море слиняли в Швецию, а кто поглупее, дождался НКВД и отправки в Республику Коми.

Разумеется, присоединение трех республик к Союзу потребовало новых выборов. Для обеспечения свободного волеизъявления были присланы наблюдатели. В Таллинн – Андрей Жданов, в Ригу – Андрей Вышинский, а в Вильнюс – Владимир Деканозов, тоже человек известный, один из ближайших сподвижников Лаврентия Берии, комиссар госбезопасности 3-го ранга. При таком наблюдении, конечно, в итогах выборов сомневаться было нельзя. Во всяком случае, агентство ТАСС сообщило о результатах выборов в Латвии за 12 часов до начала подсчета голосов.

К слову, вспомню, как в 1974 году мы с маленьким сыном отдыхали в Паланге. Хозяин, у которого мы снимали комнату, был человек общительный и за время своего пребывания в Сыктывкаре хорошо освоивший русский язык. Мы с ним можно сказать, что подружились и иногда, когда малыш уже засыпал, мы пили вместе кофе с его ликером или моим коньяком. Вот однажды зашел разговор о погоде. Я посетовал, что все время идут дожди. «Да, самое плохое лето с сорокового года» - сказал Антанаус. «Что, тоже были дожди?» - «Нет. Но тоже было плохое лето».

Впрочем, там и тогда РККА и РККФ военных действий там не вели. Достаточно было их присутствия, так сказать, «Army in being».

***

К северу от Прибалтики находилась Финляндия. В 1918 году там была, но недолго, еще одна социалистическая республика. С германской помощью ее удалось ликвидировать. Но на советской стороне осталось некоторое количество отступивших финских красногвардейцев. В ходе Гражданской войны финны пытались прибрать к рукам Карелию, но безуспешно. В конце концов установились не особенно дружеские, но мирные отношения.

Поскольку по соглашению Молотова-Риббентропа эта страна отходила в советскую сферу интересов, Наркоминдел начал давление на Хельсинки. На первый случай, финнам предложили отодвинуть границу, находившуюся в 30 км от центра Ленинграда на 60 км к северу и отдать несколько островов в Финском заливе. Взамен предлагалась довольно большая территория в Карелии. Квадратных километров тут было вдвое больше, но перешеек был финским Крымом, самой благодатной частью страны. Там и до сих пор на заброшенных бывших финских хуторах растут крупные смородина и малина. У наших, конечно, там не растет ничего. А в Карелии финнам предлагалась глухая малонаселенная тайга.

Финляндия отказала. Надо сказать, что там готовились к отражению советской агрессии еще с 20-х годов. Отрывая скудные марки от своего небогатого бюджета (Финляндия была много беднее, к примеру, Эстонии) финны все же построили какие-то укрепления на перешейке (т.н. «Линия Маннергейма») и два очень хороших броненосца береговой обороны, чтобы как-то защищать Хельсинки с моря. Советская пропаганда изображала впоследствии «Линию» как неприступную твердыню. На самом деле, там был в среднем один бетонный дот на километр. Вооружены эти ДОТы были в основном пулеметами, орудия имелись только в восьми. Другое дело, что расставлены они были по уму, с использованием складок местности, каждый бетонный оборонительный пункт прикрывался несколькими деревоземляными огневыми точками, минными полями и довольно хорошими проволочными заграждениями.

К началу войны об этом думали мало. Предполагалось, что на Финляндию хватит войск одного Ленинградского военного округа. Действительно, в финской армии было всего 26 танков того же примерно класса, что и Т-26, 270 самолетов, большинство из которых было выпуска 20-х годов, 534 орудий и минометов и 265 тысяч личного состава.

Под командованием генерала армии Мерецкова было к моменту начала военных действий было 400 тысяч личного состава, почти 20 тысяч орудий и минометов, полторы тысячи танков и более тысячи самолетов. О соотношении сил Красного Балтийского флота и двух мониторов, четырех канонерок и пяти подводных лодок финнов не будем и говорить. Грубо говоря, тут было соотношение сил как в англо-бурской войне. В качестве повода к началу войны был использован обстрел советских войск на Карельском перешейке у села Майнила. Гнев советского народа был беспредельным и совершенно не считался с тем, что у финнов в этом районе артиллерии не было вообще. 30 ноября 1939 года советские войска перешли границу. В тот же день советская авиация бомбила Хельсинки. Эта бомбардировка не дала особых стратегических выгод, но была самой большой по числу жертв за всю войну (более 200 трупов). Таким образом советский Воздушный флот попал в список авиационных варваров рядом с гитлеровским Легионом «Кондор», бомбившим Мадрид и Гернику и авиацией дуче, сбрасывавшей бомбы на безоружных эфиопов.

Сталин полагал, что: «разок выстрелить из пушки, и финны поднимут руки вверх, согласятся с требованиями». Но к этому моменту даровое получение Западных Украины и Белоруссии разожгло его аппетит. Популярному поэту Гусеву была заранее заказана песня:

Принимай нас, Суоми-красавица,
В ожерелье прозрачных озёр!

Как видите, речь идет не о том, чтобы подвинуть границу и арендовать несколько островов.

На второй день в первом же захваченном Красной Армией поселке Териоки (теперь Зеленогорск) было объявлено о создании «Народного правительства Финляндии» под руководством известного Коминтерновского деятеля Отто Куусинена. Еще через день был опубликован «Договор о взаимопомощи и дружбе» этого правительства с СССР, в котором Москве передавались (виртуально) все те территории, на которые она претендовала, а тов. Куусинену большая часть Советской Карелии. Еще через неделю было декларировано создание «Финской народной армии», личный состав которой был набран в основном из финнов и карелов, служивших в частях ленинградского военного округа, а форма была поставлена из польских складов, захваченных РККА в сентябре.

На поле боя дело обстояло несколько хуже. Уже в предполье Линии Маннергейма начались большие потери, а дойдя до самой линии советские войска остановились и не могли сдвинуться с места, несмотря на самые суровые приказы. Нужно было подвозить тяжелую артиллерию, без которой с бетонными дотами не совладать.

Но советско-финская граница не кончается на Ладожском озере, а идет до самого Баренцева моря. В Приладожской Карелии прорвавшиеся части Красной армии попадали в окружение и погибали или сидели в «мешках». Всего там погибли десятки тысяч красноармейцев. К тому же, зима была ранней и очень суровой. По рассказам моего отца госпитали до самого Баку были забиты обмороженными. Как выяснилось, «Генерал Мороз» не всегда воюет на российской стороне. Так же плохо шли дела в Северной Карелии под Суомуссалми и севернее. Единственное, что удалось РККА взять с налета – это Петсамо-Печенга у края Ледовитого океана. 

Советская агрессия и особенно бомбежки мирных городов стали широко известны в мире и вызвали соответствующую реакцию. Для начала СССР исключили из Лиги Наций. Ну, это еще было не так страшно, наши новые друзья – Германский Рейх, Италия, Япония давно уже покинули эту организацию. Но США, возмущенные агрессией и хамскими разъяснениями Молотова о том, что «СССР не воюет с Финляндией, а помогает очистить страну от белых банд бывших правителей», ввели «моральное эмбарго» и перестали поставлять авиатехнику, алюминий и высокооктановый бензин. А сами мы его делать не умели. В результате у советской авиации начались перебои с горючим.

Во многих странах, в первую очередь в Швеции и Венгрии, отправлялись отряды добровольцев на финско-советский фронт, Великобритания, Франция, Швеция, Италия, Норвегия, США, Южная Африка, Бельгия бесплатно или в кредит поставляли финнам боевые самолеты и другое вооружение. В рядах финской армии воевали еврейские эмигранты из Германии и рядом с ними русские белоэмигранты. Французский и британский генштабы планировали авиационный удар по Баку, Грозному и Батуми, который оставил бы без нефтепродуктов сразу и РККА, и Вермахт. Британские самолеты уже совершали высотные полеты на недоступной для советских зениток высоте над Баку и Батуми и делали стереоскопическую фотосьемку нефтепромыслов и нефтезаводов.

В общем, получалось, что силами одного Ленинградского военного округа задача не решается. Лично для меня загадкой является то, что знаменитые парашютно-десантные войска, продемонстрированные всему миру на маневрах под Киевом в 1935 году и на маневрах под Минском в 1936 году, когда их выбросили в финский тыл в ноябре, были быстро окружены и уничтожены. Оказалось, что умение финнов быстро бегать на лыжах и метко стрелять гораздо важнее всей советской военной подготовки. Для советских танков губительным оказалось финское изобретение – стеклянные бутылки с горючей смесью, получившие почему-то имя «коктейль Молотова», хотя Вячеслав Михайлович их никак не изобретал. Оказалось также, что советские танкисты и пехотинцы наибольшие потери несут, наряду с обморожениями, от финских мин. Сами красноармейцы создали паническую легенду о финских «снайперах-кукушках», которых очень боялись.

С конца декабря по начало февраля шло накопление советских войск (число доведено до 760 тысяч), подвоз артиллерии калибром более 200 мм, обучение артиллеристов стрельбе по дотам прямой наводкой, а пехотинцев лыжам и наступлению за танками. Был создан Северо-Западный фронт под командованием Тимошенко.

1 февраля наступление РККА возобновилось морем огня (12 тысяч артвыстрелов в сутки) и напором танков. За четыре недели масса советских войск проломила финскую оборону. Сила солому ломит и финнам пришлось отступать. Красная Армия заняла полосу «Линии Маннергейма», дальше никаких укреплений не было. Правительство в Хельсинки пошло на переговоры с Москвой. Надо сказать, что и Сталин сделал правильные выводы из хода военных действий. Конечно, РККА могла теперь дойти до Хельсинки и действительно, как обещал Куусинен своей Финской Народной армии, «поднять красное знамя над президентским дворцом». Это было возможно, но обошлось бы очень дорого, а главное, после этого предстояла бы кровопролитная партизанская война в стране лесов и озер.

Поэтому правительство тов. Куусинена было тихо распущено, а 12 марта был заключен мирный договор с тем самым «белофинским» правительством Рюти, которое еще недавно именовали «бывшим». Финляндия теряла, а Советский Союз приобретал весь Карельский перешеек вместе со вторым городом Финляндии Выборгом, те самые острова в Финском заливе, полуостров Ханко на выходе из залива (это в аренду), некоторые территории в Лапландии, северный берег Ладоги вместе с куском Приладожской Карелии, стратегический важную часть полуостровов Рыбачий и Средний около Мурманска. Но Финляндия сохранила независимость, пожертвовав частью своей территории как ящерица хвостом. Потеряли финны убитыми — ок. 26 тыс. чел., ранеными — 40 тыс. чел., пленными — 1000 чел..

Советское руководство сделало определенные выводы из войны. Все же заплатить за приобретения ценой 130 тысяч убитых, 400 тысяч раненых и обмороженных – на это заранее никак не рассчитывали. Ворошилов был от руководства Наркоматом обороны отстранен, на его место Сталин поставил Тимошенко, видимо, предполагая, что тот чем-то отличается в лучшую сторону. Были сделаны некоторые выводы о вооружении, в частности о необходимости производства пистолет-пулеметов.

Сделал свои выводы из этой войны и Гитлер. Они сводились к тому, что Советский Союз — это «колосс на глиняных ногах». Фюрер дал приказ о форсировании разработки Операции Барбаросса.

***

На южном фланге европейской границы Союза оставалась занятая Румынией в 1918 году Бессарабия. До этого русские владели этой землей более столетия и уже привыкли считатэ ее «исконно своей». Но в 1918 году после Брестского мира западная граница России откатилась к линии от Нарвы до Новочеркасска. Правда, Румыния тоже проиграла войну, по Бухарестскому миру отдала Австро-Венгрии некоторые долины в Карпатах, а Болгарии Южную Добруджу. Но зато Кишиневская губерния осталась беспризорной. Формально в ней правил Сфатул Цэрий, молдавская национальная организация, объявившая «Молдавскую Народную Республику, входящую в состав Единой Федеративной Российской Демократической Республики». Этот орган вел под столом борьбу с местными Советами и особо с большевиками.

Поскольку русская армия была далеко на востоке, румынские войска тихой сапой перебрались через Прут. Сфатул Цэрий примерно половиной состава собрался и принял решение о вхождении Бессарабии в состав Румынии. Это решение не признали ни Совнарком в Кремле, ни Украинская Народная Республика Грушевского и Петлюры. Но против него не возражали ни немцы с австро-венграми, ни державы Антанты. В ходе Гражданской войны в России Красная Армия пару раз собиралась переправиться через Днестр, в частности, для того, чтобы прийти на помощь Венгерской Советской республике. Но не состоялось. А после «Чуда на Висле» она вообще прекратила попытки экспансии в западном направлении.

Конечно, румынская армия для РККА не противник, но и польская тоже была послабее, а что получилось под Варшавой? Румынскому королю немедленно придут на помощь ведущие державы Запада, в первую очередь Франция. Поэтому Кремль и Коминтерн ограничивались некоторой поддержкой крестьянских восстаний против румынских бояр в Хотине, Бендерах, Татарбунарах. Но СССР никогда не признавал Бессарабию румынской и в качестве временной компенсации не отдавал румынам их золотого запаса, вывезенного в Россию в ходе Мировой войны. В составе Украинской СССР была Молдавская АССР с формальной столицей в Кишиневе и фактической в Тирасполе. Молдаван там было не так много, но эта АССР была официальной заявкой на Бессарабию.

Королевская Румыния была важным элементом послеверсальской системы «санитарного кордона», входила вместе с Чехословакией и Югославией в Малую Антанту, вместе с Польшей гарантировала Европу от большевиков с одной стороны, от германского и венгерского реваншизма с другой. Но вот в мае 1940 года германские войска вторгаются в Бельгию и Нидерланды, британцы счастливы, что смогли эвакуироваться из Дюнкерка, а 14 июня немцы входят в Париж. Французский покровитель Бухареста исчез. С Германией вопрос о Бессарабии был решен заранее в ходе переговоров Молотова и Риббентропа.

26 июня Молотов вызвал румынского посла и передал ему ноту с требованием немедленного возврата Бессарабии и, уж за компанию, передачи Северной части Буковины. Румыны хотели было пожаловаться в Париж … но французское правительство уже надо было разыскивать в Виши, в столице Франции были немцы. В Берлине и Риме им посоветовали не дергаться и уходить за Прут. К этому моменту уже был создан Южный фронт под командованием Г.Жукова, насчитывавший 638 тысяч личного состава, почти 10 тысяч орудий и миномётов, 2,5 тысячи танков, 359 бронемашин, 2,5 тысячи самолетов. С румынской стороны Днестра. Румынам противопоставить было нечего. У них было вдоль советской границы примерно 450 тысяч личного состава с соответствующим количеством артиллерии, танков и самолетов. Королевской армии пришлось срочно уходить, причем при переправе через Прут стояли советские патрули, обыскивавшие румынских военных, чтобы чего-нибудь не прихватили. Все-таки и при такой «бескровной оккупации» у РККА оказалось 29 убитых и 69 раненых.

На присоединенной территории была создана новая союзная республика – Молдавская ССР. Крайний юг и крайней север Бессарабии, а также вся занятая часть Буковины вошли в состав Украинской ССР.

Для Румынии потери на этом не закончились. До конца 1940 года им пришлось под давлением Германии отдать Венгрии Северную Трансильванию, а Болгарии Южную Добруджу. Король Кароль II, еще недавно, в мае 1940 года заявлявший: «Я оградил страну огневым, железным и бетонным барьером, через который невозможно пройти», теперь передал трон своему 19-летнему сыну Михаю, а фактическую власть над страной маршалу Иону Антонеску, и уехал в Португалию

***

Вот с таким багажом РККА подошла к 22 июня 1941 года. Как видите, в основном были победы, но … . 

Тут можно провести некоторую аналогию с царствованием Николая I. тот ведь тоже шел от победы к победе. Сначала победил персидских сарбазов, прибрав к рукам Восточную Армению, потом одолел турецкую армию, взял Варну, Адрианополь и Эрзерум, благо султан-реформатор Махмуд II за три года до этой войны расстрелял артиллерией янычар и ликвидировал этот род войск. Естественно, что турецкая армия был не в лучшем состоянии. Потом николаевские войска одолели мятежных поляков, полвека усмиряли горский имамат на Кавказе, неудачно сходили на Хиву, т.е. обнаружили, что на Устюрте зимой жуткий холод и дойти до цели не смогли. Наконец, спасли трон австрийским Габсбургам, победив венгерских ополченцев-гонведов. То есть, Николай считал свое войско непобедимым, хотя ни с одной серьезной европейской армией оно дела не имело.

Ну, и в результате по собственной глупости и заносчивости влезли в войну с Британией и Францией, где российское войско показывало чудеса храбрости, но поход за Дунай пришлось свернуть, Севастополь защищали, но защитить не смогли, Балтийский флот прятался от англо-французов за Кронштадт, а Черноморский пришлось самим утопить в Севастопольской бухте, из всех укреплений по Кавказскому побережью вынуждены были уйти, крепость Бомарзунд на Аландских островах сдалась, при обороне Петропавловска-Камчатского победили, но после этого пришлось город сжечь, а войскам эвакуироваться на Амур. Оказалось, что тут война была не с персами, а со странами, технически сильно превосходившими Российскую империю.

Гитлер в 1941 году одержал быстрые победы, но в итоге войну проиграл. Но тут можно сказать, что предвоенную сталинскую РККА он таки победил, взяв в плен почти 4 миллиона бойцов и дойдя до Москвы. Но дальше ему пришлось воевать с двухсотмиллионной страной, с русским и другими народами, в союзе с которыми были еще и Британия с Соединенными Штатами. И вот этой войны его Рейх не выдержал.

Ну, и в том, и в другом случае дело ушло в историю. Но приходится задуматься – нынешняя Российская армия пока числит за собой победу над мятежной Ичкерией, правда, после нее приходится платить в Грозный регулярную дань, а имперские законы там не функционируют. Еще есть в наличии победа над Грузией в 2008 году плюс захват Крыма в 2014-м. Какие-то сомнительные успехи в войне в Сирии с тамошними муджахедами. Но не получится ли и у нынешней армии, тем более под командованием таких полководцев, как Путин и Шойгу, тоже некоторых неожиданностей при столкновении с противником, более сильным, чем Украина, Грузия или Чечня, как у Николая Павловича в 1854 году, или у Сталина летом 1941 года?

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.