marco____polo

Categories:

ОТ ТАЙГИ ДО БРИТАНСКИХ МОРЕЙ ... (продолжение)

Чтобы начать следующую историю мы ненадолго отвлечемся и вспомним знакомство Шерлока Холмса с доктором Ватсоном. Если помните, великий сыщик сразу сказал Ватсону: «Вы, я вижу, возвращаетесь из Афганистана». Но для такого вывода мало было бы дедуктивного метода. Надо было еще и прочитать в газете о том, что в этой стране идет война. Ну, конечно, «Таймс» много писал об этом. Но вот найти в «Правде» или «Известиях» 1929 или 1930 года упоминание о действиях РККА в Афганистане было невозможно. Эти действия не могли, конечно, быть тайной для самих афганцев, да и в европейских или американских газетах об этом писалось. Но вот для населения СССР это держалось в стррашной тайне. Впрочем, вы и сами, наверное, помните, что в тех же органах и в восьмидесятых в основном описывалось, что «ограниченный контингент» в той же стране по большей части помогает кабульскому правительству в ликвидации безграмотности и дорожном строительстве. Хотя гробов оттуда приходило что-то многовато для такой деятельности.

Но вернемся в 1929 или даже более ранние годы. Когда в 1919 году на престол эмира Афганистана взошел Аманулла-хан, то он почти сразу объявил о независимости от Британской империи. Началась война, описанная хотя бы Н.Тихоновым в «Афганской балладе». В 1921 году британцы признали независимость, но и сильно сократили финансовые дотации Кабулу. Аманулла стал искать других доноров. В частности, он с 19-го года установил дипломатические отношения с Москвой. Свое письмо он адресовал «Его Величеству Ленину». Собственно, на начало 1920 года у Советской России только и были дипломатические отношения что с Эстонией и Афганистаном.

Аманулла подхватил вирус вестернизации подобно русскому Петру Преобразователю, японскому микадо Мэйдзи, гавайцу Камеамеа. Он принял конституцию, разрешил куплю-продажу земли, заменил натуральные подати денежными, начал реформу армии. Было объявлено об обязательности начального обучения за счет государства, открыты центры профессионального обучения типа колледжей, были даже открыты женские школы, шла подготовка к созданию в Кабуле университета.

Как всегда, народ, который хотели вести к прогрессу, резко выступал против. Типа – «Не выводи нас к свету из милой египетской тьмы». Особенно это усилилось после возвращения падишаха вместе с шахиней из поездки по европейским странам в 1926-28 гг. К слову, мой отец, которому тогда было 16 лет, рассказывал какое впечатление произвел визит Амануллы в Советский Союз, как они все были шокированы обращением Председателя ВЦИК Калинина к гостю «Ваше Величество».

Дома, в Афганистане шок вызвали европейские газеты с фотографиями коронованной четы. На них королева Сорейя Тарзи была без чадры и в европейском платье. Это вызвало смуту среди части кочевых пуштунов и особенно среди городских таджиков и узбеков. Во главе взбунтовавшихся против короля войск оказался дезертир из королевской армии таджик Бачаи Сакао. Упомянутый дезертир был обьявлен ханом под именем Хабибуллла. Начались уничтожение всего европеизированного при прежнем правительстве и массовые убийства шиитов. Аманулле в результате пришлось отречься от престола и бежать в Кандагар, на земли своего родового племени гильзаев. Оттуда он начал поход на Кабул, чтобы вернуть свой трон. 

У Советского Союза был Договор о дружбе с королевским афганским правительством с 1921 года, но он не предусматривал военного союза. Тем не менее, доброе сердце кремлевских вождей не перенесло обиды, нанесенной дружественному королю каким-то неграмотным дезертиром. Через Аму-Дарью переправились и начали наступление на Кабул переодетые в афганскую форму красноармейцы. Было их немного, примерно две тысячи, но к ним еще присоединились воины из племени хазарейцев. Это афганцы монгольского происхождения и шиитского вероисповедания, новая власть стала их преследовать. Командовал этим воинством известный по Гражданской войне как командир дивизии Червоного Казачества Виталий Примаков. Он уже имел опыт работы военным советником у Сун Ят-сена в Китае и военным атташе у Амануллы-хана в Кабуле. Здесь и для этой операции он был переименован в «турецкого офицера Рагиб-бея».

На стороне отряда было супероружие 20-х годов – вооруженные пулеметами и бомбами самолеты «Де Хэвиленд». Причем советские летчики поленились закрасить красные звезды на крыльях. Впрочем, «войска Амануллы» ходили в атаку с русским криком «Ура!» Афганские войска были сокрушены и отряд Примакова довольно быстро занял второй по населению город Афганистана Мазари-Шериф. 

Но теперь возникли проблемы. Город был окружен верными Хабибуллле войсками, к которым на помощь пришли укрывшиеся за рекой от красных бухарские и ферганские басмачи. Примаков сообщал по начальству, что у него нет сил, чтобы снять блокаду, просил прислать помощь: дополнительный кавэскадрон, авиацию, ипритовые снаряды. Иприта ему не дали, но послали на помощь еще 400 кавалеристов под командованием Ивана Петрова, здесь фигурировавшего как «Зелим-хан». 

Самого Примакова отозвали на срочном авиарейсе в Союз, где ему предстоит недолгий брак с Лилей Брик, должности военного атташе в Японии, заместителя командующего Северо-Кавказского и Ленинградского военных округов, суд и расстрел, как участника «антисоветского троцкистского военно-фашистского заговора». Ну, этого вообще мало кто избежал.

В общем, афганцев и басмачей удалось опрокинуть, взять еще несколько городков, но из Кандагара пришло известие, что Амануллла решил прекратить борьбу и отправился на ПМЖ в Швейцарию. Пришлось и красноармейцам разворачиваться и возвращаться через Аму-Дарью в СССР. Примерно там же, где через шестьдесят лет вернулся на Родину советский «ограниченный контингент» под командованием генерал-лейтенанта Громова. Пролетарская власть наградила участников этой «костюмированной операции» тремя сотнями орденов Боевого Красного Знамени, для Примакова-Рагиб-бея это был третий, показав этим, что они со своей стороны сделали все, что смогли в тех условиях.

Добавим, что в следующем, 1930 году РККА снова пересекла границу Афганистана. На этот раз в полном согласии с официальным Кабулом. К этому времени падишах Хабибулла уже сложил свою буйную голову, а во главе королевства его сменил Мухаммед Надир-шах из того же рода Баракзай, что и прогрессист Аманулла. Его подданных на севере страны беспокоили укрывшиеся там басмачи из советской Средней Азии. Наиболее влиятельным среди них был узбекский курбаши Ибрагим-бек. А уж как те же басмачи беспокоили Советскую власть, которая как раз в ту пору затевала коллективизацию – и не расскажешь.

Договорились и в начале лета кавалерийская бригада РККА под командованием комбрига Акопа Мелкумяна пересекла Аму-Дарью и, не встречая сопротивления афганской армии прошлась по кишлакам, где жили эмигранты-басмачи.  Вожди басмачей правильно поняли ситуацию и ушли в горы. Красноармейцы уничтожали мелкие отряды, а также сжигали кишлаки, где жили их противники, забирали с собой скот и хлебные запасы. Всего было убито 839 басмачей, в том числе несколько видных религиозных деятелей, окормлявших эмигрантов, и сожжено около десяти кишлаков. Афганцев не трогали, и они с удовольствием прибрали себе землю, воду и остатки имущества тех, кто укрывался в их стране. После этого кавбригада с победой вернулась к себе на советский берег, потряв за время операции одного утонувшего на переправе красноармейца и привезла двоих раненых. Как видим, счет был «всухую».

Для полноты картины вспомним о том, что и в 1929 году Российская власть не впервые проявила интерес к Афганистану. Уже Павел I с Наполеоном собирались здесь двинуть донских казаков Платова для завоевания Индии, а в 1885 году российские войска заняли Кушку и при этом довольно сильно побили не желавших уступать афганцев. Так что и тут СССР шел по уже проторенному императорской Россией пути.

        ***

«Шалить» на европейских границах РККА не решалась. Слишком хорошо в памяти и армейского руководства и Политбюро остался лихой поход Тухачевского на Варшаву и быстрое унизительное отступление после «Чуда на Висле», закончившееся Рижским миром. Поэтому здесь если что-то и происходило, то, скорей, выглядело как «гибридная война». В качестве примеров можно привести Перводекабрьский коммунистический путч 1924 года в Таллинне или Татарбунарское восстание в том же году в Бессарабии. Красная Армия там никак не появлялась. На советско-польской границе стороны обещали, среди прочего, «уважать государственный суверенитет друг друга, взаимно отказывались от вмешательства во внутренние дела, от враждебной пропаганды, обязывались не допускать на своих территориях образования и пребывания организаций и групп, деятельность которых направлена против другой стороны». Реально с польской стороны на советскую наезжали вооруженные отряды атамана Тютюнника, Булак-Булаховича, проникали террористы монархистов и Бориса Савинкова. Савинков, как известно, и сам попался ГПУ при переходе границы. С советской стороны действовали подготовленные отряды Орловского, Ваупшасова, Мухи-Мухальского.

Но регулярные части Красной Армии границу не пересекали. Да это не соответствовало бы и теоретическим представлениям о ходе европейской революции. Она должна была начаться в Берлине, Гамбурге, Лейпциге. А уж потом войска Советской Германии и Советской России должны были соединиться, оставив «мокрые места» от стран «санитарного кордона». В общем, военная деятельность в Европе пока исключалась. Об Иране, Афганистане и Монголии мы уже говорили. Турция Кемаля в ту пору была некоторой загадкой – то ли союзник против империалистов, то ли полуфашистская диктатура, убивающая и бросающая в тюрьмы своих коммунистов. Остается Китай.

        ***

Китай долгое время был географическим понятием. Он после падения Цинской империи и недолгого правления Юань Ши-кая разделился на провинции, где правили местные генералы-«ворлорды». В наиболее близких к советским границам Синцзяне и Маньчжурии было много отступивших с «красной» территории русских белогвардейцев. Недалеко от границы за рекой Аргунью в нынешней Внутренней Монголии был район, известный как Трехречье и населенный, в основном, русскими. Частью приехавшими еще до Русской революции крестьянами, частью ушедшими от красных забайкальскими и даже оренбургскими казаками. Сегодня в Китайской Народной республике там существует автономная Эньхэ-Русская национальная волость, хотя в конце 40-х годов после победы Мао Цзе-дуна большинство русских, как и во всем Китае, было насильно репатриировано в СССР.

В Синцзяне почти все русские были ушедшими за рубеж белыми. Это очень нервировало советских начальников, особенно местных, среднеазиатских. Если ликвидация атамана Дутова была в чистом виде операцией ЧК, то объединившихся под командованием генерала Бакича более десяти тысяч казаков около города Чугучак на чекистскую провокацию было не взять. Но эти люди представлялись угрозой и местным китайским властям. Дело было согласовано до мелких подробностей относительно того, кому достанутся трофеи, кто поставляет боеприпасы, а кто продовольствие. И, с согласия китайцев, сначала в Чугучак через границу вошла советская пехотная бригада. Все белоэмигранты к тому времени уже ушли через перевал, заняли там городишко Бурчум и весь Алтайский округ. Через некоторое время, так же с согласия китайских властей туда направилась кавалерийская бригада комбрига Собенникова. Белых она не уничтожила, хотя победная реляция была направлена в Ташкент, но, во всяком случае, заставила уйти в горы, откуда те перебрались в Западную Монголию.

31 мая 1924 года с правительством Китайской республики (им считалось правительство в Пекине под контролем маньчжурских и других северокитайских ворлордов) было подписано «Соглашение», по которому восстанавливались дипломатические отношения, СССР отказывался от российских концессий в Харбине, Тянцзине и Ханькоу, Китайско-Восточная железная дорога (КВЖД) от Забайкалья до Приморья оставалась советской собственностью и под советским управлением, но никакой экстерриториальности, российской администрации и юстиции в зоне дороги не было.

На радостях от возврата дороги советская власть тут же уволила без компенсации прежних руководителей Хорвата, Остроумова и других. Но те подали в китайский суд и все-таки получили выходное пособие. На будущее было принято и согласовано с китайцами решение о том, что на КВЖД могут работать только советские либо китайские граждане. Естественно, это привело к тому, что число советских граждан в Маньчжурии стало быстро увеличиваться. Вообще, Харбин стал единственным в мире заметным городом, где советские граждане вполне мирно уживались с белоэмигрантами. При этом он был совершенно русским городом с собором, с гимназиями и всеми деталями российской провинциальной жизни.

Но вообще жизнь и работа железной дороги ухудшились по сравнению с довоенными временами. Меньше стало перевозимых грузов, что и понятно с учетом послевоенного упадка российской экономики. А главное, это то, что переход администрации «зоны отчуждения» к китайцам привел к разгулу бандитов-хунхузов, которые иногда даже обстреливали поезда. Время от времени начинались конфликты между советским Управлением дороги и китайскими властями. К примеру, маньчжурские власти прибрали себе весь речной флот, принадлежавший КВЖД. Кратко говоря, положение принадлежавшей Советам дороги в Китае было примерно таким же, как положение принадлежавшего британцам и французам Суэцкого канала при Насере в середине 50-х.

Понятно, что в обоих случаях это привело в вооруженному захвату объекта. Но результаты были различными. Как известно, после национализации канала без возмещения владельцам англичане и французы высадили десант и попытались вернуть его силой. Конечно, египетская армия противостоять двум великим державам не могла, тем более что в эту пору ЦАХАЛ выгнал ее с Синайского полуострова. Но в ООН произошло неслыханное: и Советский Союз, и Соединенные Штаты выступили против англо-французов и даже предложили использование своих вооруженных сил для разделения воюющих сторон. Пришлось в итоге Лондону и Парижу примириться с потерей Суэцкого канала

В Манчжурии власть была в руках Фынтяньской группы и ее лидера бывшего хунхуза Чжан Цзо-Линя, которого великие державы некоторое время числили за верховного правителя Китая.  В его армии, среди прочего, были части и бронепоезда, укомплектованные русскими белогвардейцами. 1928 год был для него неудачным. Войска Чан Кай-ши разбили его армию, заставили уйти из Пекина и подчиниться ради сохранения хотя бы маньчжурской территории. А почти сразу после этого поезд маршала Чжан Цзо-линя был взорван. Многие годы советская пропаганда числила взрыв и смерть маршала за японскими самураями, но как-то незаметно в ряду других открытий Перестройки и постперестроечного периода оказалось, что диверсия была совершена советской разведкой и руководил операцией известный Наум Эйтингтон, тот самый, который подготовил похищение в Париже генерал Кутепова и убийство в Мексике Льва Троцкого. Сын и наследник Чжан Цзо-линя Чжан Сюе-лян с гоминдановским правительством уже спорить не стал, признал верховную власть Нанкина. Свою агрессивность он реализовал в другом направлении.

Начиная с мая 1929 года китайские власти начали захватывать одно за другим подразделения КВЖД, объявлять советских работников уволенными, захватывать совконсульства, арестовывать советских граждан. Можно полагать, что они чересчур всерьез приняли московскую пропаганду об антиимпериализме и миролюбии СССР. Этому способствовало то, что армия Чжан Сюе-ляна насчитывала около 300 тысяч солдат и офицеров, у нее была вооруженная флотилия на реке Сунгари и даже несколько самолетов. Красная Армия имела на Дальнем Востоке всего около 16 тысяч бойцов, все-таки проведенное Фрунзе массовое сокращение вооруженных сил после окончания Гражданской войны продолжало свое влияние. Видимо, китайцы подзабыли свою собственную историю, забыли, что такое же соотношение сил был и у Хабарова против маньчжур, и у Стесселя против «боксеров». Да, по правде сказать, численность маньчжурских войск по отношению к войскам российским в Северном и Северо-Восточном Китае в середине XIX века тоже была примерно такой же. Но тогда Цины, уже имевшие опыт Опиумных войн, здраво оценили ситуацию и бескровно уступили Российский империи более миллиона квадратных километров в Приамурье и Приморье.

Но пока СССР довольствовался только нотами Замнаркоминдела Карахана и разрывом в середине июля дипломатических отношений с Китаем. Подавляющее большинство обозревателей так же, как и германские военные советники в Нанкине и Мукдене полагали, что этим дело и ограничится. На самом деле, РККА подтягивала к маньчжурской границе дополнительные части, в том числе авиацию. В августе была создана Особая Дальневосточная Армия (ОДВА) под командованием В.Блюхера. Это создало уникальную ситуацию, когда советскими войсками командовал командарм, еще недавно бывший главным военным советником Чан Кай-ши во время его наступления на Шанхай.

С августа по октябрь обе стороны обходились громкими заявлениями. Многие советские граждане, работавшие на КВЖД, уволились, что конечно, затруднило работу дороги. Китайцы уволившихся отправляли в концлагерь Сумбэй возле Харбина. На захваченной китайцами дороге шли диверсии. Советская печать обвиняла Чжан Сюэ-ляна в том, что тот натравливает на советскую территорию белых террористов, шпионов и диверсантов. Казалось, что этой межгосударственной склокой все и закончится.

Оказалось не так. 12 октября Дальневосточная речная военная флотилия при поддержке авиации начала громить китайские военные суда на Сунгари. Половина маньчжурских кораблей была уничтожена, остальные скрылись вверх по реке к городу Фугдину. В том же направлении побежали и сухопутные войска. В Фугдине воины Чжан Сюе-ляна начали грабить магазины и не успевших скрыться штатских. 30 октября по Сунгари поднялись корабли советской флотилии с десантом, остатки китайских плавсредств были утоплены, высажен десант, который занял город. После этого китайской армии в этом районе более не существовало.

В середине ноября советские войска перешли в наступление из Забайкалья в направлении Хайлара. Особое впечатление произвели на китайцев советские танки. Конечно, это были полуигрушечные МС-1 с броней максимум 16 мм и пушкой 37 мм, но вчерашние хунхузы и такого никогда не видали. Разгром маньчжурской армии был полным и тут. Тысячи трупов, тысячи пленных, войска Блюхера заняли ключевой город Хайлар. Кстати, некие анонимные «красные партизаны» посетили населенное русскими Трехречье, во всяком случае сотни казаков были убиты и сотни уведены в Советский Союз. Одновременно с этим в другом конце КВЖД войска ОДВА из Советского Приморья заняли китайский город Мишаньфу. В дополнение к этому советские самолеты бомбили столицу Маньчжурии Мукден.

Все это произвело сильное впечатление на Чжан Сюе-ляна. Не то, чтобы войска Блюхера заняли очень большую территорию в Китае. Но была совершенно ясна полная неспособность чжан сюе-ляновских войск тягаться с РККА. Очередной раз подтвердилась старая китайская поговорка: «Из хорошего железа не делают гвоздей, из хороших людей не делают солдат». Одновременно с этим на претензии Чан Кай-ши отменить экстерриториальность иностранных граждан полным отказом ответили и США. В общем, надо было сдаваться. 1 декабря в Хабаровске были начаты переговоры, а 12 декабря был подписан Протокол, по которому на КВЖД восстанавливается положение до начала конфликта, китайские недавно севшие в кабинетах начальники возвращаются на улицу, а в кабинеты снова возвращаются советские руководители.

В результате конфликта ОДВА потеряла 190 человек убитыми и 792 ранеными. У китайцев было убито 2000 человек, ранено по заявлению их командования тысяча и попало в советский плен 8550 человек. Стало ясно, что Советский Союз рано вычеркивать из списка великих держав, а Китай рановато туда вписывать. По итогам конфликта ОДВА и Дальневосточная флотилия были награждены Орденом Боевого Красного Знамени. Этот же орден получили более 500 командиров и бойцов, а командующий армией В. Блюхер получил первый Орден Красной Звезды.

Можно вспомнить о том, что российские интересы не впервые сфокусировались на Маньчжурии. Именно этот район Китая до русско-японской войны рассматривался как будущая «Желтороссия». Надо сказать и то, что после оккупации Северо-Восточного Китая японцами тут было создано как бы государство Маньчжоу-Го во главе с последним китайско-маньчжурским императором Пу И. В 1935 году Советский Союз продал КВЖД этому виртуальному государству. В 1938 и 1939 годах на противоположных концах Маньчжурии происходили советско-японские военные конфликты у озера Хасан и у реки Халхин-Гол. В 1945 году советские войска после капитуляции Японии заняли всю Маньчжурию, вся КВЖД, включая южный участок до Порт-Артура, стала советско-китайской собственностью. С 1952 года вся эта железная дорога, а также советская собственность в гг. Дальнем и Порт-Артуре переданы Китаю.

        ***

Ну, об Испании говорить нечего. И то, что тема всем хорошо знакома, еще со времен «Испанского дневника», где Кольцов практически и не скрывает участие советских военных и свое собственное в событиях. Попрекнуть Кремль можно только тем, что он помогать Республике помогал, но ровно настолько, чтобы она надеялась и не бросала оружие. Сталин воевал в Испании не столько с Гитлером и Муссолини, сколько с троцкистами и анархистами. Если бы он послал республиканцам такую же мощную помощь, какую получал Франко от немцев и итальянцев – очень возможно, что исход Гражданской войны был бы другим. Правда, можно задуматься и о том, что перерождение фашистской диктатуры после ее победы во вполне демократическую конституционную монархию произошло всего за тридцать восемь лет и при этом страна наверстала свое трехвековое отставание от остальной Европы.

***

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.