marco____polo

Categories:

КАРТОЧКИ И ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА

Сначала хлеб, а нравственность — потом.

                               Б.Брехт

Для нас кажется нерушимой истина, что завтрашний обед зависит от сегодняшнего наличия денег в кошельке. Ну, при этом отсутствие денег на еду еще не обязательно означает голод. Это и в частной жизни – многие знают, что такое американские «фудстемпы» или их аналоги в других странах. Да хоть бы и гороховый суп, которым кормила американских безработных Армия Спасения во время Великого Кризиса. Это и на страновóм уровне. И в голодном начале 20-х Советскую Россию кормила американская АРА Гувера и пожертвования, собранные Фритьофом Нансеном, и во время войны та тушенка из США, которую ели красноармейцы и, коли повезет, люди в тылу, была не за наличные. Да что говорить – кто не захотел забыть, не заглушил память истерическими криками «можем повторить», тот хорошо помнит «гуманитарную помощь» начала 90-х.

Но может быть и такая ситуация, что деньги у людей как бы есть – а еды для всех вволю не хватает. Тогда появляются продовольственные карточки. Собственно, какие-то следы государственного рационирования остались еще с древности. Было что-то такое в осажденном персами Вавилоне, в имперском Риме. Но в наше время рационирование принесла Первая Мировая война.

Есть какая-то смутная легенда о германце, служившем российским чиновником в Риге в грозовые 1905-07 годы, когда в сельской местности Лифляндии и Курляндии шла фактически гражданская война между нанятыми немецкими баронами ингушскими охранниками и латышскими социал-демократическими боевиками. В результате городские рынки пустовали, еды явно на всех недоставало. 

Умный немец это запомнил, потом вернулся, уже российским пенсионером, на родину и, будто бы, в начале Мировой бойни подал по начальству докладную с предложениями по рационированию продуктов в воюющем Рейхе. Так это было или не так, но именно Германская империя первой из воюющих стран ввела рационирование еды в декабре 1914 года. Конечно, для той «молниеносной» войны по плану Шлиффена, по которой к концу первого месяца военных действий рейхсвер должен войти в Париж, ликвидировать Западный фронт, быть срочно переброшенным на Восток и уже там занять Санкт-Петербург, никакие карточки были не нужны.

Но самоубийство Европы оказалось делом затяжным и для войны не хватало у всех сторон и снарядов, и патронов, и попросту еды. Все-таки, не забудьте, что большая часть крестьян-кормильцев у всех оказалась под ружьем. Если говорить о Германии, то она, как и Великобритания, и до войны не могла обойтись без импорта зерна, мяса, овощей из США, России и Балкан. Правда, какое-то время мяса на рынке оказался даже некоторый избыток, по сравнению с «довойны». Но он был связан с тем, что немецкие бауэры вынуждены были забивать своих свиней, не имея, чем их кормить на перспективу.

У британцев, все-таки, оставалась возможность импорта из обеих Америк, Австралии, Индии и Африки. Подтвердились знаменитые стихи Киплинга, где Большой Пароход просит «Построй мне линкор. Он меня защитит, И с хлебом приду я, И будешь ты сыт». А вот хваленый флот кайзера практически ничего не смог сделать с британской блокадой своих берегов. Конечно, поставки из США в нейтральные Голландию, Норвегию и Швецию продолжались, но Антанта предупредила нейтралов, что в случае перепродажи американской еды Центральным державам, они немедленно будут прекращены.

Количество продуктов, выдаваемых по карточкам, неуклонно снижалось всё военное время. Карточки на сливочное масло оставались на деле по большей части клочками бумаги. Картофель поначалу был в свободной продаже, но к зиме с 1916 на 1917 год, его не стало совсем. Эта зима осталась в истории как «брюквенная зима», поскольку германские домохозяйки могли кормить свои семьи только похлебкой из брюквы или турнепса. Специальное «Ведомство военного питания» выдавало в сутки на человека 270 г хлеба, 35 г мяса, 12.7 г жиров и 400 г картофеля.

Брестский мир с Советской Россией, на который сильно рассчитывали правительства Центральных держав, даже заранее прозвали «Хлебным миром», ничего особенного не принес. Если сделать расчет на одного едока, то оккупация Украины, Финляндии и других российских земель в реале дала возможность вывоза примерно двух килограммов хлеба на каждого жителя Германии и Австро-Венгрии, что, конечно, проблемы никак не решало. К тому же для этого пришлось держать в оккупированных землях почти миллион австро-венгерских, германских и турецких солдат в роковые дни августа 18-го, когда решалась судьба Западного фронта и всей войны. Глупость, конечно. Столько-то Ленин отдал бы немцам и австро-венграм и без продвижения войск Центральных держав 

Конечно, население стран Антанты тоже страдало от недостатка продовольствия. Ниже приводится таблица, в которой известный британский историк Ниал Фергюсон сравнивает снижение потребления продовольствия в Великобритании и Германии в 1917-18 гг. в виде доли от довоенного потребления (%).

   


Великобритания


Германия

 

мясо


25.3


19.8

 

масло


37.4


21.3

 

картофель


100


94.2

Как видим, потеряли и британцы, но немецкие потери выше.

После Ноябрьской революции было много всего, в том числе и голод, особенно во время Инфляциады, но карточной системы уже не было. Однако, имеющийся опыт был систематизирован и изучен, что сказалось на организации продовольственного снабжения Германии в следующей, Второй Мировой войне. Вообще, многие проблемы, которые привели к краху Второго Рейха в 1918-м, были устранены благодаря более удачному для немцев раскладу обстоятельств в 1937-41 г.г.. На этот раз удалось предотвратить образование Восточного фронта в 39-м, удачно договорившись со Сталиным. На Западе судьба наслала «сонную болезнь» на руководство Франции и Британии, прерванную только немецким танковым прорывом через Нидерланды и Бельгию в мае 40-го. III Рейх не тратил слишком большие деньги и силы на линейный флот, у Вильгельма почти всю войну простоявший «у стенки», чтобы в ноябре 1918-го стать исходной базой революции, а создал высокоэффективные авиацию и танковые войска, так много сделавшие для молниеносного разгрома французской армии в 40-м и страшных потерь Красной Армии в 41-м и 42-м годах. Эта война, как было известно заранее, должна была стать «войной моторов». Поэтому уже с 1935 года по Четырехлетнему плану Геринга строились заводы по производству моторного топлива из угля.

Кроме всего прочего, Рейх подготовился и в продовольственной сфере. Это тоже было запроектировано еще до начала войны и начало работать в августе 1939 года под руководством «Имперского управления по вопросам продовольствия». Обязательной сдаче не подлежали продукты для самих крестьянских семей, для прокорма животных и семенной фонд. Остальное крестьяне сдавали государству, так продовольствие доходило до «последнего распределителя» – розничного магазина, ресторана или кафе. Там население получало свою еду, оставляя на соответствующее количество карточки. Собранные карточки передавались в госучреждение и в соответствии с этим выделялось соответствующее количество продуктов. В знаменитом сериале Лиозновой это не показано, но нет сомнения, что штандартенфюрер Штирлиц каждый раз отдает свои карточки и в столовой РСХА, и в пивной «У грубого Готлиба», и в магазине за ту картошку, которую он печет в золе своего камина на 23 февраля.

                    Количество продуктов по карточкам учитывало и характер работы, с увеличением нормы для работников тяжелого физического труда, и медицинские указания (скажем, нормы для беременных были выше). Крестьянам карточки выдавались на те продукты, которых они не производили. Были и т.н. «политические нормы». Для заключенных концлагерей паек был на 20% ниже, чем для рядовых немцев. Тут возникает некоторое сомнение. Ведь много приходилось читать об ужасах концлагерей, об издевательствах эсэсовцев над советскими военнопленными и над политзаключенными, о голодной жизни за колючей проволокой. Недаром же Эренбург пишет об исхудавшем и вечно голодном после освобождения из лагеря Эдуаре Эррио, бывшем толстяке и гурмане.

Отчасти, может быть, дело в голодном пайке именно 1945 года, но понятно, что в «лагерях уничтожения», таких как Берген-Бельзен, Аушвиц или Майданек действительно кормили в лучшем случае турнепсом. Ведь совершенно точно воспоминания какого-нибудь вымышленного Джо Лэмптона или реального Вудхауса о нацистском плене сильно отличаются от воспоминаний советских солдат и гражданских, попавших в концлагерь. Да и есть подозрение, что ЭсЭс действительно получала на своих заключенных продукты из расчета 80% от среднего по Рейху, но до зэков столько еды не доходило, вроде того, как у нас в Гулаге.

В давние времена мне пришлось слышать одну байку о Рейхе, но нынче я прочесал Интернет и не нашел подтверждения, кроме газетных статей, которым верить, согласитесь, не приходится. Будто бы британские самолеты разбрасывали над Германией поддельные продовольственные карточки, рассчитывая расстроить немецкую продовольственную систему. Часть карточек погибала, попадая в болота, реки, горы. Но оставшиеся карточки были подобраны подданными Рейха – и сдавались в гестапо. Избыточных карточек в магазины и рестораны не поступало. Если это правда – то сильно характеризует немецкие национальные черты.

Привезенным в Германию иностранным рабочим полагалось примерно столько же еды, как и самим немцам. И действительно, если почитать воспоминания бывших иностранных рабочих о жизни на германских заводах и у бауэров, то легко найти жалобы на немецкое чванство, хамство, вплоть до побоев, ограничения в передвижениях. Но вот жалоб на то, что сытые немцы морят украинских или белорусских батраков и рабочих голодом не видно.

В известной книге «Итоги Второй мировой войны. Выводы побеждённых» о продовольственных делах Рейха довольно подробно писал бывший статс-секретарь Г.-И. Рике. Он с гордостью сообщает, что до последнего 1945 года войны удавалось поддерживать обеспечение немцев питанием выше минимальных биологических норм.

Вот какими были средние нормы выдачи продовольствия в Германии по данным «Имперского управления по вопросам продовольствия».

  

Средние нормы выдачи продуктов в граммах на 4 недели


Потребляе-мая энергия

Ккал/день

 

период


Хлеб


Крупа


Мясо


Жиры


Сахар


Мармелад


Примечание

 

До войны 1936-38 г. г.


Без ограничений


3000

 

сентябрь

1939



600


2800


1360


1120


700


Хлеб, картофель, молоко без ограничений


2435

 

июль 1941


9000


600


1600


1050


900


700


Картофель без ограничений


2445

 

июнь

1943


9000


600


1000


800


900


700


Картофель 12000


1981

 

май 1945


5800


300


1000


500


375



Картофель 10000


1412

Из этих данных ясно видно, что снижение средних норм ниже минимума, необходимого для существования (1800 Ккалорий), произошло лишь в самой последней фазе войны. Надо иметь в виду и то, что во второй мировой войне в отличие от первой вплоть до последних дней продовольственные карточки отоваривались полностью.

Замечу в сторону, что обеспечение немцев в военное время мясом и жирами было никак не хуже, чем в советском нефтяном городе Нижневартовске, где я работал в 80-х годах (200 г масла и 2 кг «мясоколбасных изделий», это еще было не так плохо, у других и того не было). При том, что именно за счет экспорта нефти страна и кормилась в то, вспоминаемое нынче многими не жившими тогда (или кормившимися тогда из «спецбуфетов») россиянами как «счастливый период развитого социализма».

Что касается Вермахта, то там обычный паек включал в неделю 840 граммов мяса, четыре с половиной килограмма хлеба, 315 граммов жиров. Причем, если гражданские нормы постепенно падали, то военные как раз росли к концу войны. Ну, мы не говорим здесь о дополнительных продуктах для летчиков, подводников и т.п.. Но к этой теме мы еще вернемся.

***

Но это Рейх, считавший себя довольно долго Победителем в этой Мировой войне. А чем жила остальная Европа?

Об Австрии отдельно можно не говорить. Австрия была несколькими южными рейхсгау Великогермании, с восторгом воссоединившимися с Фатерландом и только уже после войны сумевшими проделать акробатический трюк, объявив себя совершенно отдельным от немцев народом, независимость которого отнял злой Фюрер. По ряду политических соображений и Советский Союз, и западные державы решили поддержать эту версию. Сегодня в нее уже верят все, включая самих австрийцев.

Но вот следующей аннексией Гитлера был Протекторат Богемия и Моравия. В сентябре 1939 года и там была введена карточная система распределения продуктов в зависимости от тяжести труда. Средний потребитель, назовем его для простоты Иозефом Швейком, получал в неделю 2.9 кг хлеба, 500 граммов мяса или мясных изделий (опять столько же, сколько и я в 1982 году в Нижневартовске), 210 граммов пищевых жиров, 2 литра молока. Надо учесть, что по указу протектора Гейдриха рабочие предприятий, как-то работавших на Вермахт, например, автозавода «Шкода» в Юнцбунцлау, получали на предприятиях бесплатно и сверх всяких карточек горячий обед.

Отчасти это, наверное, отвечает на вопрос, почему свободолюбивые чехи не создавали партизанских отрядов в лесах своей Родины и вообще почти не бунтовали до 6 мая 1945 года. Угнетение для них было моральным, но не особенно физическим. Конечно, их моральный протест копился глубоко в душе и вышел наружу по большей части в полном выселении из страны всех немцев в конце 1945 года, проведенном без особой жалости. Что до убийства протектора Гейдриха, то для него пришлось засылать специально обученных специалистов из Лондона.

Ну, посмотрим на калорийность пайков в Протекторате и других европейских странах, покоренных Рейхом или бывших его союзниками.

Калорийность пайка среднего потребителя

в Германии и других странах Европы на январь

  


1941 г.


1942 г.


1943 г.


1944 г

 

Германия


1990


1750


1980


1930

 

Италия


1010


950


990


1065

 

Бельгия


1360


1365


1320


1555

 

«Протекторат 

Богемии   и Моравии»


1690


1785


1920


1740

 

Финляндия


1940


1491


1630


1780

 

Франция


1365


1115


1080


1115

 

Прибалтика



1305


1305


1420

 

Голландия


2050


1825


1765


1580

 

Норвегия


1620


1385


1430


1480

 

Польша


845


1070


855


1200

Как мы видим, меньше всего получали по карточкам потребители в покоренной Польше и союзной немцам Италии. Но в обоих случаях это как-то компенсировалось размахом «черных рынков». Во всяком случае, итальянцы, судя по яичнице из двух дюжин яиц в фильме «Подсолнухи», да и по полному столу поленты с сосиской в центре в кино «Все по домам» не так уж голодали. Для Франции отметим, что размеры пайков в оккупированной части и в «свободной» вишистской зоне были одинаковыми. Тут также было заметное «внепайковое» поступление продовольствия, но во французских условиях больше были прямые контакты горожан со знакомыми фермерами.

Надо помнить, что во всей оккупированной Европе немцы ввели дифференциацию снабжения по расовым критериям. Так, в Генерал-Губернаторстве (Польша) в середине 1941 года немцы получали по карточкам 2613 Ккал/день, поляки 699 Ккал, а евреи в возникнувших гетто 184 Ккал, то есть раза в полтора меньше, чем по ленинградской иждивенческой карточке в страшную зиму 1941 года. При биологическом минимуме 1800 Ккал/день это означало, что немецкое население питается вполне нормально, полякам дают чуть больше трети от минимума, остальное приходится восполнять «черным рынком», а у евреев доступно чуть более 10% от биологической нормы, да еще и нет возможности выйти на «черный рынок», то есть им благосклонно предоставляется полная возможность умирать от голода, не дожидаясь газовой камеры. В той или иной степени то же было по всей занятой немцами Европе.

Посмотрим, что было на оккупированной советской территории. Нам доступны данные по Брест-Литовску. Недельные нормы продовольствия для неработающих были: 70 г жиров, 1500 г хлеба, 2000 г картофеля. Для работающих: 100 г мяса, 100 г жиров, 2000 г хлеба, 2500 г картофеля. Для работающих на военных предприятиях 200 г мяса, 150 г жиров, 2500 г хлеба, 2000 г картофеля. Для детей – половина нормы для неработающих. Через некоторое время для работников военных предприятий стало выдаваться: 2100 г хлеба, 100 г    мяса, 70 г жиров, 140 г мармелада, 160 г сахара, 400 г макарон или бобовых, 6000 кг картофеля, 120 г ячменного кофе и, при наличии, 300 г овощей. Разумеется, это была норма для «арийцев» - белорусов и украинцев. По правде сказать, живых евреев в Бресте к этому времени уже не было. Для сравнения, солдатам тыловых частей вермахта, стоявших в городе, в качестве основного недельного пайка было определено: мясо – 1 330 г, жир – 280 г, хлеб – 4 200 г, картофель 5 250 г, овощи – 4 200 г, сахар – 280 г. Вместо картофеля и овощей могли выдаваться 150 г макарон и столько же бобовых .

Можно посмотреть также нормы выдачи продовольствия жителям временно оккупированного Донбасса. Для рабочих, занятых в тяжелой промышленности (шахты, коксохимия, металлургия) немцы выдавали в неделю 200 г мяса, 100 г масла, 2500 г хлеба, 500 г круп, 250 г сахара и 3500 г овощей и картофеля, Потом личным распоряжением фюрера паек для шахтеров был увеличен. Впрочем, полностью восстановить донецкую угледобычу немцам так и не удалось. К весне 1943 года в Донбасс вернулась Красная Армия.

Харьков немцы брали два раза – в октябре 1941 г. и в марте 1943 года. При второй оккупации города карточки для населения были выданы в мае. Категории снабжаемых были такие: рабочие тяжелого труда, затем рабочие особо тяжелого труда, нормальные рабочие и иждивенцы. Работники особо тяжелого труда получали 4.5 кг хлеба в неделю, тяжелого труда 4 кг, нормальный рабочий 2.5 кг иждивенцы 1.5 кг. Первое время и нормальные рабочие, и иждивенцы 100 грамм сахара и 50 грамм масла, а потом выдача сахара была совершенно прекращена и оставлена только для категории особо тяжелого труда — 150 г. в неделю. Затем мука и крупа, большей частью пшенная. Рабочие тяжелого и особо тяжелого труда получали 500 грамм муки, нормальные рабочие 300 грамм муки, иждивенцы совсем не получали муку. Пшена рабочим особо тяжелого и тяжелого труда выдавалось 300 г., нормальным рабочим 200 г. крупы и иждивенцам 100 г..

По этим трем советским городам можно сделать общий вывод: продовольствие оккупанты выдавали, но много меньше, чем в Рейхе.

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.