marco____polo

Category:

Удивительная история Русских Гавайев

                                                                       За островами, за большой водою …

                                                                                                                             Ю.Визбор

Будете на Гавайях, точнее, на острове Кауаи, не поленитесь съездить посмотреть развалины Елизаветинской крепости. Там не так много осталось, но дух Истории витает над этим местом. Имя крепость получила в честь российской императрицы Елизаветы, жены императора Александра I Благословенного. Был в свое время такой популярный полонез «Александр, Елизавета, восхищаете вы нас». Ну, помните еще и у Пушкина «плешивый щеголь, враг труда». Тот самый, победитель Наполеона. Там на Кауаи построили тогда, в 1815 году сразу три крепости: в честь Александра, в честь Елизаветы и в честь фельдмаршала Барклая де Толли. От двух даже следов нет, а тут что-то осталось.

                         ***

Начинается эта история в конце января 1815-го с того, что судно Российско-Американской Компании «Беринг» потерпело некоторое кораблекрушение у берега Кауаи. Крушение не смертельное, но надо немного починиться, ну, и добыть еды и пресной воды. Гавайские канаки и их островной вождь Каумулали слов «береговое право», наверное, не слыхали, но дошли до этого своим умом и бойко захватили корабль и его груз на сумму сто тысяч рублей, то есть, сравнимую с годовой прибылью компании. Надо полагать, судя по стоимости, что «Беринг» вез в Шанхай шкуры котиков и каланов – основную продукцию Компании. Товарооборот был построен так, что нанятые русскими алеуты били котиков и морских бобров каланов, шкуры после первичной обработки везли в Китай, там продавали китайцам, покупали чай и через Кяхту и всю Сибирь везли его на Макарьевскую ярмарку в Нижний Новгород. Вот там при продаже чая и образовывался весь доход компании. Петербургское правительство тут же отчисляло себе ровно половину прибыли, но все же пайщикам доставались очень неплохие дивиденды.

Конечно, такой грабеж терпеть было нельзя и из Новоархангельска, столицы Русской Америки была отправлена на Сандвичевы острова вооруженная трехмачтовая шхуна «Открытие». Ответственным за операцию был назначен врач на службе Компании Георг Антон Алоиз фон Шеффер, которого в Новоархангельске именовали Егором Николаевичем. Совершенно незаурядная фигура. Родился он во Франконии, выучился в Геттингенском университете на доктора медицины и к 1812 году отправился с женой в Россию. Тут он случайно встретил на улице своего приятеля Леппиха, может быть, знакомого вам по «Войне и Миру» Л.Толстого. Помните, тот немец, который под покровительством московского тоже не совсем нормального генерал-губернатора Ростопчина строит воздушный шар с веслами и экипажем в 50 человек, долженствующий с небес поразить наполеоновскую армию и обратить ее в бегство от священной старой русской столицы сбросом ящиков с порохом. 

Леппих очень обрадовался старому знакомому и тут же назначил его своим замом по физическим и химическим принадлежностям к своему «дирижабелю». Строили они, строили, но вот взлететь оно никак не могло, мешали проклятые законы аэростатики. А тут, кстати, и Наполеон подошел к Москве. Кутузов, конечно, отрапортовал императору, что победил при Бородино, но из столицы пришлось срочно уходить на восток. Оказалось нужно и несостоявшимся создателям Российских ВВС грузить детали в сотни телег и срочно эвакуировать все это сначала в Нижний Новгород, а потом в Ораниенбаум. Но и тут шар надувался, надувался, да и лопнул. Обошлась казне эта история в 148 тысяч серебряных рублей, по тем временам сумасшедшие деньги. Но тем не менее, наш Егор Николаич сумел как-то получить за свои заслуги титул барона. Леппих уехал назад в Германию, где занялся изобретениями по маникюрной обработке ногтей, а Шеффер сел в военный шлюп «Суворов», направлявшийся в Русскую Америку.

По пути он насмерть разругался с капитаном и по приходу в Новоархангельск его списали за склочность на берег. Ну, бывает. Вот вы, если помните нашумевшую «Юнону и Авось», то запомнили и имя камергера Резанова, того самого, который обещал жениться на Кончите. Так вот, вся дорога от Санкт-Петербурга до Новоархангельска была непрерывной склокой между Резановым и капитаном Крузенштерном на тему кто главней, только однажды прерванной в Нагасаки скандалом между тем же Резановым и японскими властями.

Так или иначе, а на Аляске Шеффера приняли на службу Компании и вот – послали с заданием на Кауаи. Время на Гавайских островах было такое, что могла состояться любая авантюра. Вождь самого большого острова Камеамеа проводил реформы и обьединял архипелаг в Гавайское королевство. Как все такие «Петры Великие» он начал с освоения европейского оружия и сколько-то современной военной тактики. Местные вожди сопротивлялись как могли, но безуспешно. Какую-то автономию смог сохранить только как раз кауайский вождь Каумулали.

Наш доктор начал с того, что появился при дворе Камеамеа на острове Оаху и вылечил какую-то из его многочисленных жен. Но потом его интриги не сладились, и он отправился прямо на Кауаи. Там все пошло неожиданно хорошо. Каумулали не только без слова вернул компанейский корабль с его грузом, но и проявил желание встать под российский протекторат. Его можно понять. Конечно, приятней иметь над собой биг-боссом Александра Первого в Санкт-Петербурге за шесть тысяч морских миль или даже Баранова в Новоархангельске за две с половиной тысячи морских миль, чем Камеамеа всего в ста милях. Да и то, что российский император человечины не ест, а гаваец за неповиновение может и того … .

В Новоархангельске идея эта, в общем, понравилась. Не очень было понятно, какой с тех Гавайев можно получить доход, но, по крайней мере, будет порт для захода компанейских и казенных парусников. Тут та же история, что с Крымом. Пользы особой от Крыма, после того, как туда перестала идти днепровская вода, нет и сегодня. Пшеничные поля, ранее покрывавшие весь степной Крым, исчезли, курорты могут полноценно работать только четыре месяца в году, вина …ну, хороши для тех, кто не пробовал испанских, химическая промышленность без воды может только отравлять население, но не давать продукцию. Но Севастополь! Военно-морская крепость! Правда, уже Крымская война показала, что при любом противнике посильнее турок эта крепость обречена на сдачу, но до российских начальников, по-видимому, это до сих пор не дошло. 

Также, в общем, и на Гавайях. Никаких ценных объектов для охоты или горной добычи там нет, ананасами и сахарным тростником, как показывает опыт Кубы, да и самих Гавайев во время Второй Мировой войны, не прокормишься, снабжение из Штатов идет за тысячи миль. Но Перл-Харбор! Главная военно-морская база США на Тихом океане! Вот такие стратегические преимущества, важные только при определенных уровнях военной техники, и придают ценность и Крыму, и острову Оаху.

Пока что Шеффер развил бурную деятельность на Кауаи. Были в кратчайшие сроки выстроены земляные Александровская крепость и такое же сооружение имени фельдмаршала Барклая де Толли, а также каменная крепость Елизаветы, куда и прибыли в качестве гарнизонов с Аляски вооруженные русскими ружьями алеуты. Каумулали уже чувствовал себя под защитой Компании и всемирной державы Российской империи, тем более что никакой дани, кроме труда канакских землекопов, с него не требовали. Лично Шефферу вождь подарил долину Ханалеи, которую тот немедленно переименовал в Шефферсталь. Русским была обещана также монополия на вывоз ценного сандалового дерева.

Но вот идея принятия Гавайев под российский скипетр докатилась до Санкт-Петербурга. Тут с ней произошел облом. Для начала просто не было никакого ответа. Тем временем на острове появились уже американские авантюристы, которые перекупили Каумулали на свою сторону. Просто предложили более высокие цены, чем Шеффер. Началась осада новых русских крепостей. Алеуты стреляли метко, но смышленые гавайцы применили военную хитрость, которая не могла прийти в голову не только уроженцам Аляски, но и их начальнику. Канаки разбегались у стен русских крепостей и, опираясь на свои длинные копья, как при прыжках с шестом, перескакивали через стену и оказывались в крепостях за спиной у воинов Компании. Все российские подданные, попавшие в гавайский плен, были усажены на парусник и отправлены с острова.

Шеффер направился в Санкт-Петербург, рассчитывая получить помощь императорских флота и армии. Конечно, против Преображенского полка не устоял бы не только Каумулали, но и все воинство Камеамеа. В имперской столице он поддержки не встретил. Дело было не только в том, что свою гавайскую авантюру он начал без серьезной столичной «крыши». По поручению царя министр иностранных дел Несссельроде сообщил правлению Компании, что: «Государь император изволит полагать, что приобретение сих островов и добровольное их поступление в его покровительство не только не может принесть России никакой существенной пользы, но, напротив, во многих отношениях сопряжено с весьма важными неудобствами». Надо сказать, что в ту пору это соответствовало общей политике империи.

Несссельроде вообще считал, что приобретение новых территорий России не нужно, только влечет дополнительные расходы, требует остро нехватающих для уже приобретенных владений кадров и без толку ссорит Петербург с Великобританией, США и другими державами. Вот так же он не поддерживал инициатив, направленных на установление контактов с Афганистаном и вообще продвижение в сторону Средней Азии. Знаменитая неудачная Хивинская экспедиция Перовского была предпринята, несмотря на возражения мининдела. И тут дело совсем не том, что граф Карл Васильевич Нессельроде-Эресховен был-де скрытым русофобом, как любят говорить патриоты. Куда уж русский человек – Малюта Скуратов! Самый приближенный к Ивану Грозному персонаж, лично задушил Святого митрополита Филиппа Колычева. А ведь тоже погиб не на берегу Сыр-Дарьи или там Иртыша, а при осаде ливонской крепости Вейсенштейн. Конечно, грабануть баронскую мызу в Эстляндии куда привлекательнее, чем мотаться по сибирским лесам или казахским степям, собирая ясак с инородцев. С другой стороны, нынче граница проходит у Оренбурга и Омска, как будто российской, а потом советской Средней Азии и не было никогда.

Российско-Американской Компании вся эта гавайская история обошлась примерно в 200 тысяч серебряных рублей, то есть, в два раза дороже, чем стоимость первоначально захваченного канаками судна и его груза.

В общем, ничего у Шеффера не вышло. Хорошо, что не оказался за свои инициативы в Нерчинске в кандалах. Он, правда, не унывал, отправился в Бразилию, где вошел в фавор уже к тамошнему императору Педру I и занялся организацией эмиграции немцев в Южную Бразилию. Получал там награды, пытался получить себе в добавок к титулу российского барона, еще и титул бразильского виконта и умер, как кажется, в 1836 году в основанном им в нынешнем штате Баия городке Франкенталь.

                           ***

Российские чиновники еще раз обратили внимание на те же острова зимой с 1819-го на 1820-й год. Там проездом из Петропавловска-Камчатского в Манилу оказался назначенный консулом на Филиппины некто Добелл. Фамилия нельзя сказать, чтобы особенно православная, но в ведомстве Карла Нессельроде чего не бывало. Вот этот Добелл углядел, что после смерти железного короля-реформатора Камеамеа I против его сына Камеамеа II бунтуются местные островные вожди и вождики. Подал он идею новому королю отдать весь архипелаг под российское покровительство и защиту. Но в Питере и эта идея понимания не встретила. Так ничем и закончилось.

Что было дальше всем известно. К середине XIX века морских бобров-каланов перебили, да и морских котиков стало много меньше. А расходы на поддержание Русской Америки только увеличивались. А тут еще восточносибирский генерал-губернатор Муравьев, а потом специальный посол Игнатьев  удачно шантажнули маньчжурское правительство Китая возможностью присоединения России к той войне, Опиумной, которую победоносно вели против китайцев британцы, и без единого выстрела присоединили к России Амурскую область и Приморье, всего около полутора миллионов километров. Климат там был, без сомнения, много лучше, чем на Аляске, но вот осваивать было некем и нечем. Русского, как и китайского, населения там не было вообше, а таежные племена: нанайцы, удэге, эвенки … ну, их плотность была меньше одного человека на сотню квадратных километров.

Тут и возникла идея продать Русскую Америку Соединенным Штатам, которую в Вашингтоне с энтузиазмом поддержал государственный секретарь Уильям Сьюард. Газеты по большей части были против, называя эту территорию «сьюардовским холодильником». Но в конце концов сговорились на сумме в 7.2 миллиона долларов. Некоторую часть из них, правда, российскому послу барону Стёклю пришось раздать на взятки членам американского конгресса, чтобы они проголосовали ЗА покупку. Все же остальное пошло на закупку в Европе и США оборудования для строящихся в России железных дорог. Ну, а русские чиновники, военные и промышленники с Аляски, которых там было к тому времени ровно 812 человек на шестидесятитысячное местное население из алеутов, эскимосов и индейцев, выехали частично на новые земли Дальнего Востока, частично в Европейскую Россию через Кронштадт.

                     ***

Далее русские осваивают дальневосточные земли, американцы торгуют на Аляске с аборигенами, а после открытия золота на Юконе потихоньку заселяют новую территорию. К 1959 году ее население превысило 200 тысяч жителей, и территория стала штатом. 

Русские «патриоты» любят повспоминать об аляскинском золоте. Но надо сказать, что знаменитая «Золотая лихорадка», о которой писал Джек Лондон и снял фильм Чарли Чаплин, происходила не там, а в соседней канадской провинции Юкон. Добыто тогда и там было примерно 360 тонн. Дорога туда из Калифорнии, действительно, шла через американские владения. На самой территории, а потом в штате Аляска за всю историю добыто несколько более тысячи тонн, в два раза меньше того, что за последние тридцать пять лет добыли Советский Союз, а потом его наследница Республика Узбекистан в кзыл-кумском карьере Мурунтау. Помните из всех репродукторов: «Уч-Куду-ук, три колодца …»? Это примерно там. Настоящей драгоценностью бывшей Русской Америки оказалась нефть, которую на северном склоне Аляски к Ледовитому океану добывают с конца 60-х. 

Объединенное Гавайское королевство прожило до 1893 года, когда последнюю королеву Лидию Лилиукалани отправили на пенсию писать стихи и играть на национальной гитаре укулеле. Была объявлена Гавайская республика, которую еще через пять лет присоединили к Соединенным Штатам в статусе территории. В связи с тем, что на территории архипелага стали разводить сахарный тростник, туда иммигрировало большое количество японцев, китайцев, филиппинцев. Ну, и из континентальных штатов приехало немало. На острове Оаху, неподалеку от местной столицы Гонолулу возникла очень крупная военно-морская база Пёрл-Харбор. О японском внезапном нападении на флот в этой базе знают все – это заставило США вступить во Вторую мировую войну. Чем это закончилось для Японии – тоже известно неплохо.

Российские земляные валы крепостей Александра и Барклая де Толли после пары хороших ливней начали расплываться и на сегодня от них не осталось и следов, а сооруженная из камня крепость Елизаветы тоже, конечно, разрушилась, но какие-то следы остались и нынче туда водят туристические экскурсии. Ну, а в столице штата Гонолулу, как и положено американскому довольно большому городу (примерно 400 тысяч душ): стотридцатиметровый небоскреб, штатный Капитолий, Чайнатаун, банки, отели, ночные клубы, музеи, торговые центры. Есть и то, чего больше ни у кого в США нет – королевский дворец, ныне, конечно, музей. Население архипелага ныне около полутора миллионов жителей, из которых гавайцев-канаков 10%, японцев и филиппинцев по 15%, белых американцев 25%. При этом два официальных языка – английский и местное наречие полинезийского. 

Я туда ездил с женой как-то раз на неделю. Понравилось. Даже поднимались на вулкан Халеакала, самое дождливое место в мире. Но не поднялись, доехали по серпантину до середины высоты, а дальше был такой густой туман, что можно было есть его ложками. Пришлось развернуться. Посмотрели еше Лахайину, во времена Шеффера столицу Гавайского королевства Камеамеа Первого. Выкупались в бухте Лаперуза рядом с потоками застывшей лавы от последнего извержения в 1750 году, походили по лесу, посмотрели мемориальный парк в честь наций населяющих острова от полинезийцев-канаков до филиппинцев и корейцев, сходили в национальный театр, где было представление на тему местной истории от древнего Акульего бога, до прибытия европейцев, которых представляли актеры с лицами, покрытыми серой штукатуркой, в Морской музей. Ну, и так далее, как положено на курорте.

                        ***

Но вот что я думаю … все это ровно потому, что у Егора Николаевича Шеффера не сложилось в Санкт-Петербурге. Я уже говорил – не было «крыши». А если представить себе, что он женат на племяннице министра Карла Нессельроде или кого еще подобного уровня? Было бы кому походатайствовать за него и его проект перед императором. Мало ли … если вдуматься, так и Гурия или Ленкорань тоже империи были нужны не очень. А вот прибрали их и потом они благоденствовали под российским скипетром почти два века. Или возьмите бывшую французскую колонию Чад. За все время одни убытки.

Пошлет Александр Благословенный эскадру Лазарева, на борту которой будет … ну, пусть не Преображенский, так хоть какой-нибудь Вятский пехотный полк с энергичным командиром. Возьмем, к примеру, Павла Ивановича Пестеля. Какой Камеамеа, пусть хоть его поддерживают британцы или североамериканцы, устоит? И всё! Сел на гавайский престол князь Каумулали, как вассал Императора Всероссийского, Царя Польского, Великого князя Финляндского и тэдэ и тэпэ. 

В тропики все же петербургская рука тянулась временами. Взять хоть начало XVIII века, когда пиратская социалистическая республика Либерталия (правда социалистическая, на основе принципов Томазо Кампанеллы) на острове Мадагаскар, теснимая британскими, французскими, голландскими эскадрами и конвойными судами, решила себе искать покровителя в Европе, чтобы считаться далее легальными каперами и уменьшить шансы на пеньковую веревку. Какой монарх был тогда в Европе самым популярным? Конечно, шведский Карл XII. Они и послали к нему депутацию с просьбой о протекторате. Но с Карлом как раз в это время случилась неожиданная неприятность под городом Полтавой и ему самому пришлось отсиживаться в Бендерах под защитой турецкого султана. 

Но об этом проведал московитский, а ныне санкт-петербургский государь Петр Алексеевич и решил перевести дело на себя. Снарядил даже два наиболее надежных корабля из своего молодого Балтийского флота и отправил в Индийский океан. И быть бы Мадагаскару исконной русской землей, не хуже Прибалтики и Крыма, кабы эти два плавсредства не развалились, дойдя всего лишь до Ревеля-Таллинна. Сами знаете, строили эти кораблики с энтузиазмом, но из сырого леса. А пиратов невдолге прикончили французы.

Ну, а у нас тут правит Сандвичевыми, они же Гавайские, острова князь Каумулали при первом министре бароне Шеффере, за неимением ценных морских зверей вывозят они сандаловое дерево и время от времени заводят разговор, что хорошо бы посадить сахарный тростник и пить чай со своим сахаром. Через некоторое время гавайский князь помирает, думаю, что верней всего от неумеренного употребления напитков, и вводится прямое управление из Санкт-Петербурга через назначенного губернатора. Живут они, как все российские губернии, ото дня на день. Опасаются прихода парусника с «ревизором из столицы с секретными предписаниями». Во время Крымской войны избегают англо-французского захвата по произошедшим в ту пору ураганам, разбросавшим соьзников по всему Тихому океану.  Строят в Гонолулу собор Святой Фотинии-Островитянки, московский купец Морозов сооружает фабрику по производству тросов и морских канатов из текстильного банана-абаки, а Рябушинские завод по производству рыболовных крючков в Лахайина. Заводятся стачки, появляются социал-демократы, сначала русские, а потом и местные, из полинезийцев. Так вот и доживают до Мировой войны.

По итогам этой войны высаживаются на острова японские оккупанты, а местные большевики из отряда командира Левинсона уходят от них по лесам и скалам, описанным Джеком Лондоном в рассказе «Кулау-прокаженный». Вот с Лазо тут бы не получилось – на островах нет железной дороги, нет и паровозов с топками. Потом Вашингтонский договор, а точнее – давление Соединенных Штатов заставляет самураев все-таки уйти с соблазнительной чужой земли. 

Когда стали переделывать применительно к обстоятельствам «Марш сибирских стрелков» В.Гиляровского, то тут получилось так:

Разгромили атаманов, разогнали воевод

И на острове Хавайи свой закончили поход.

Под властью Дальневосточной республики архипелаг пробыл недолго. Уже через месяц после ухода японцев Гавайские острова вместе со всем Дальним Востоком вошли в состав РСФСР. Какое-то время тут был Гавайский (Канакский) автономный национальный округ Дальневосточного края, стояли части Особой Краснознаменной Дальневосточной армии тов.Блюхера. В свое время московскими филологами была разработана гавайская азбука на основе кириллицы, провели ликбез, в свое время прошла коллективизация с высылкой кулаков и подкулачников на Командоры, в свое время прошел массовый отлов польских шпионов, в свое время был создан «Островлаг», где зэки искупали свою вину перед Родиной валкой сандалового дерева и строительством стен из лавы. 

После Великой Отечественной войны округ вошел в состав Сахалинской области, на тех же основаниях, на каких Корякский округ вошел в состав Камчатской области. Ребятишки посмышленее из нацменов отправлялись в Ленинградский Институт народов Севера им. А.И.Герцена, где рядом с чукчами и эвенками обучались на педагогов по преподаванию русского и полинезийского языков и литературы, истории и географии. Вместе со всем советским народом полинезийцы к своему удивлению узнавали о необоснованных репрессиях в период культа, о необходимости повсеместного выращивания кукурузы и кормовой свеклы, о нужности твердой борьбы с модернизьмом и абстракцизьмом, потом о волюнтаристских нарушениях и переходе к коллективному руководству. Вместе со всеми они познакомились с талонами-заказами на полтора килограмма мяса и мясопродуктов, с рейдами по отлову тунеядцев, посещающих в рабочее время баню.

Всем запомнились заголовки газеты «Сахалинская правда»: «В Кауайском районе Гавайского округа опять не выполняется план по сбору ананасов», «Усилить борьбу с отдельными проявлениями самогоноварения в колхозах Мауинского района», «Выше уровень политического просвещения трудящихся на предприятиях и в колхозах острова Оаху».

Я, конечно, мог бы рассказать о том, как в архипелаг пришла Перестройка, как побеждала, побеждала и никак не могла победить Демократия, как присланный пароходом из Питера отставной Старший Надзиратель из лагерной вохры организовал «вставание с колен» и подъем Патриотизьма, но ведь вы и сами все это знаете, если не лично, то по рассказам проживающих в РФ родственников. Поэтому на этой ноте наш рассказ о Русских Гавайях можно и закончить.

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.