marco____polo

Categories:

Изнасилование и секшуал харрасмент


Все в том же сетевом журнале появилась еще одна статья. На этот раз на модную в 2018 году тему.

======================================================

В этом году, мне кажется, это самые модные темы. То и дело сообщают о том, как какие-то дамы вспомнили о своих обидах 30-40-летней давности. Вы уж извините, но это сильно напоминает старый одесский анекдот о "приятно вспомнить". Взять хотя бы случай, когда при выборах в Верховный суд США прилетела сильно подержанная тетка из Калифорнии с сообщением о том, что кандидат ее недоизнасиловал в 70-х годах и это сломало всю ее жизнь.

Но я не об этом, хочу припомнить пару случаев на эту тему из собственной жизни. В случае с изнасилованием надо сказать что в самом казусе я никак не участвовал, но зато был на комсомольском собрании по этому поводу. А вот в секшуал харрасмент, хоть мы тогда этих терминов и не знали, обвиняли прямо меня.

***

Начинаем с насилия. Я тогда уже учился на 5-м курсе нашего Уфимского Нефтяного института, сдал последнюю сессию и уже собираю в лаборатории во дворе установку для дипломной работы. Захожу в главный корпус ВУЗа, а там меня прихватывает человек из комитета комсомола и талдычит, что нужно придти на институтское собрание. "Тут очень важное дело. Об изнасиловании". Я никак не предполагал, что это может быть темой собрания, мне казалось что тут область исключительно Уголовного кодекса, но если уж так настаивают ... . Все же я постарался узнать - о чем вообще речь.

Оказалось так. За месяц до того была как бы вечеринка в одной из комнат общежития, что напротив института. Пришли девицы из других заведений, типа, Института Искусств либо Пединститута, вообще из другой части города, а парни - тутошние, общежитские. Посидели, поболтали, попили, чем-то закусили - неожиданно оказывается уже за полуночь. На такси денег нету, да и не словишь. Девы остаются ночевать в той же комнате, разумеется, попарно с хозяевами.

На одной из коек оказываются вместе гостья, студентка пединститута и некий Женя по фамилии, допустим, что Сидоров. Настоящую я не помню, все же прошло уже больше полувека. Он, вообще-то, приехал всего на пару дней из Салавата, где был на преддипломной практике. Полежали некоторое время и у кавалера появилось желание более интимного контакта, о чем он и сообщил партнерше. На это дева ответила, что она вот именно что дева, как бы в медицинском смысле, и ему в этом случае придется на ней жениться. Ну, что он мог ответить в два часа ночи? - "Да, конечно, женюсь, нет вопроса!"

Короче говоря, процесс произошел, а утром она уехал к себе в старую часть города ожидать его прихода. А он - на автостанцию, откуда и отправился в Салават. Вообще говоря, тут в любом случае была некоторая помеха. Женя уже был женат, а в СССР многоженство не поощрялось.

Она подождала еще несколько дней его появления, потом навела справки. Узнав, что данный суженый, во-первых, нынче уехал в Салават, а во-вторых, уже как бы связан, предприняла свои шаги. Оказывается так, что у этой самой Флюры был родственник в обкоме партии. Она к нему со своим горем, а он запустил дело в обкоме комсомола и параллельно в облпрокуратуре. Комсомольцы по сигналу из старшей инстанции зашевелились первыми. Вот оттуда дело и попало в наш институтский комитет. Там, естественно, раскрутили общее собрание.

Вот, значит, нас и собирают. Но тем временем, как я узнал дополнительно, до Жени в Салавате доходит информация о собирающемся тайфуне. Он сразу показал, что в идиотах не состоит: вернулся в Уфу и явился домой к своей случайной, но упорной подруге. "Сказал - женюсь, значит женюсь. Давай отбой в обком!" - "А та?" - "Разведусь, делов-то". Дева опять к своему дяде, из прокуратуры дело дело завернули. Теперь считается, что Женя с Флюрой нынче создают здоровую советскую семью. Но указание из обкома комсомола в Нефтяном продолжает действовать. Им же надо отбыть номер. Вот мы и будем нынче обсуждать вышеупомянутого и решать его судьбу.

Начинается собрание. У нас в институте большой актовый зал, и нынче он полон. Первым на сцене оказывается человек из комскомитета, который и излагает официальную версию на момент до примирения героев. Затребовали к ответу Женю. Он сбиваясь излагает вариант с созданием новой семьи. Потом возникает героиня, она со слезами на глазах просит ее любимого Женечку не обижать и вопрос вообще снять. Ну, поговорили. Настроение у публики в зале такое, как у Галича поется: "А из зала кричат: Давай подробности!"

Начинаются выступления по теме. Первым не очень к делу вылез приятель героя, который долго говорил о том, что-де "он многократно защищал спортивные цвета института, выступая на соревнованиях по бегу с препятствиями". На втором ряду в зале сидит мой давнишний приятель Лёня и довольно громко комментирует: "Та-ак! Значит, спортсменам можно, а как насчет участников художественной самодеятельности?" Ну, типа "смех в зале".

Вышла, даже я бы сказал, что выбежала к трибуне, хорошо известная в ВУЗе Неля с механического факультета, тоже знаменитая по худсамодеятельности. Она у нас, в основном, читала на смотрах взволнованным голосом рассказы Паустовского под спрятанное сзади за занавесом фортепиано. Ну, можете себе представить! Вот она тоже очень эмоционально излагает о том, что "вот этот вот бросил тень на моральный облик наших студентов и студенток, надо его примерно наказать за это!"

Еще выступали. Один трудящийся вообще сказал, что "А на что она вообще рассчитывала? Она где оставалась ночевать? Она оставалась в технологическом общежитии. За кого ж она нас считала? Знаешь, Нела, если бы на ее месте была ты, а на его я - было бы то же самое". Голос из зала: "Нелка бы тебе не дала!" Нела заливается краской. Оратор тоже.

Веселимся, одним словом. Ну, и я со всеми. Но потом подумал и говорю соседям, моим же приятелям: "Смех-то смехом, мужики. А ведь тут его вполне могут и из комсомола погнать, и к диплому, по крайней мере на год, не допустить. Есть же уже такие предложения, что пусть его рабочий коллефтифт перевоспитает. Не, надо это дело ломать!" Поднимаю руку, дайте, мол слово.

Человек я был в ВУЗе, скажу честно, довольно известный, и по худсамодеятельности, все же СТЭМом руководил, и по тому, что был пару лет назад комиссаром стройотряда на Бухара-Урал. Слово мне дали. "Вот, - говорю, - товарищи, мы тут слышали предложение Сидорова к защите диплома не допускать, что пусть им займется трудовой коллектив, где он там будет работать. Но, товарищи, ведь и у нас тут в институте не чистое поле. И у нас есть трудовой коллектив из профессоров и нас, студентов. Есть и комсомол, и партком, и местком. Но у нас же есть еще и идеологические кафедры: Марксизм-ленинизм, История Партии, Научный Коммунизм. Это же большая дополнительная сила. И мы будем при этом задачу перевоспитания на сторону сваливать? Нет, товарищи!

Я предлагаю - пусть он защищает свой диплом. Создают они новую семью - ну, наши поздравления! И чтобы распределить его в суровые условия производства. Он механик, строитель труб - вот пусть едет в пустыню и строит газопроводы. Самый будет лучший вариант!"

Всем, в общем, понравилось. И ректорату с комскомитетом есть чем отчитаться, и у обкома претензий не будет, и человеку судьбу не ломаем. Так и порешили. Ребята потом говорили, что герой данной истории меня потом искал, хотел бутылку поставить, но я как раз на неделю в Москву смотался, к собственной жене. Что там дальше было - я не следил, вряд ли что-нибудь уж очень хорошее, судя по тому, что было известно о персонажах. Но я, всяко, не в курсе.

***

Ну, а с харрасментом было так. Я, как я сам полагаю, завлабом был не жестоким, скорей, либеральным. Состав у меня был, в основном, женским, что и понятно. Зональная "северная" надбавка на производстве, да, скажем и в родственной Центральной лаборатории объединения нефтяников, была ноль семь, а у нас - ноль пять. Да у них и постоянные премии. А у нас начались только тогда, когда пошли большие внедрения, но это уж на пятом-шестом году моего завлабства. Так что мужики к нам попадали более по неудачным обстоятельствам жизни.

Но я моих сотрудниц гонял не особенно, отпускал при случае, если, к примеру, в магазин "Сибирь" завезли бразильских кур, постоять в очереди и приобрести для семейства харч. Да и вообще бороться за трудовую дисциплину отказывался, полагая, что тут или работать - или бороться. Совместимо плохо. Ну, зато когда большие обследования на месторождениях, мои девочки беззаветно задерживались на работе, да и выходили без слова в выходные.

За все время я уволил, практически принудительно, только двух человек. Остальные если увольнялись - то действительно по собственному желанию. Или там по семейным причинам. Первую я уволил геологиню Майю. Она уж была дама в летах, известная по городу своей склочностью. Но я взял. Геолог-то всяко нужен, а хороший на меньшую зарплату зачем пойдет. Все вроде шло нормально, хотя с другими девками у нас она переругалась. Но тут я ее послал в областной центр, в "Главтюменгеологию". А заодно сдуру дал ей пакет документов для передачи в "Главтюменнефтегаз". Все объяснил, что надо отдать под расписку в экспедицию. Она долго кивала.

Ну, я улетел в Москву, в министерство, благо туда уже перебрались мои жена сыном, пора была парню в ВУЗ готовиться. Так что повезло, смог их повидать. Приехал я в столицу, провожу там 1-е Мая с семьей, на 3-е намечено с утра на Софийскую набережную в Миннефтепром. Утром 2-го мая звонок. Мой приятель и куратор из техотдела главка. "Что такое?" - Он спрашивает: "Ты к нам человека с бумагами посылал?" - "Да, а что?" - "А то, что она пришла после семи, экспедиция уже была закрыта. Так она поднялась к Грайферу, секретаря уже не было, зашла прямо в кабинет и полчаса объясняла ему, что он неправильно руководит регионом" - "Мама родная!" - А Грайфер Валерий Исаакович, чтобы вы поняли, был Замминистра нефтяной промышленности тире Начальник Главтюменнефтегаза. Среди прочего, один из моих главных заказчиков.

"Ну и что?" - "А то, что на следующий день он меня вызвал и велел узнать - по какой теме эта дама работает. И эту тему закрыть" - " Вот мать твою!" - "Ну, я свое дело сделал, тебе сообщил. С Первым мая тебя". Да-а, дела! Вернувшись в Нижневартовск я вызвал Майю к себе в кабинет и сказал ей: "Ну, Вы понимаете, Майя Сергеевна, что нам придется расстаться". Она все поняла правильно, объяснять ничего особенно не стала, без слова подала заявление на уход и исчезла из нашей жизни.

***

А вот второй случай был поизвилистее. Это как раз то, что я упоминал - с сексуальным харрасментом, хоть мы тогда этого слова и не знали. Причем я был тут главным персонажем, типа как нынче Кáвано. Была у нас в городе дама по имени Лариса, бойкая такая. Где-то когда-то мы с ней встречались на вечеринках у общих знакомых. Город-то не такой большой. Так что я с ней на ты, как вообще с половиной Нижневартовска. Не помню уж при каких обстоятельствах стала она у меня работать. Числилась инженером, но на самом деле - подай-принеси. Бумаги отнести, а если запарка с расчетами, ЭВМ-то у нас не было, так садилась за "Искру" и считала. В отчете запятые проверить, вот всё на таком уровне.

А однажды приходят ко мне из нашего месткома, надо им детей на летние каникулы в Краснодар, в пионерлагерь отвезти. Так не пошлю ли я эту самую Ларису для этого в командировку, благо, она и сама оттуда. Ну, какие-то деньги у меня на командировочные расходы есть, так уж и быть, ради деток-то. Послал ее на неделю.

Пионеров она довезла, местком получил с Кубани подтверждение. А сама пропала, как будто ее дракон сожрал. Недели через три является, приходит ко мне за продлением командировки задним числом. "В чем дело?" - "Авиабилетов не было в Краснодаре, ждала, когда в кассе появятся" Это бывает, я сам так приходил в кассу и видал, что билетов на мое направление нету. Но так бывает все же в августе, ближе к его концу, а не в июне. Я в таких случаях начинаю домой "пробираться". Лечу, к примеру, или еду поездом до Сочи. Оттуда есть прямые рейсы на Нижневартовск, в крайнем случае, на Тюмень или Куйбышев, откуда все же проще улететь куда надо. Или, если надо как раз в Москву, можно автобусом доехать до Ростова, а там много прямых поездов до столицы. В общем, кто ищет - тот всегда найдет, как учит нас Лебедев-Кумач на музыку Исаака Дунаевского.

"Ну, хорошо, справка от авиакассы у тебя есть?" - "Знаешь, я не догадалась. Но моя мама может подтвердить, давай позвоним в Краснодар" - "Знаешь, Лара, мне, да и бухгалтерии надо подтверждение от кого-нибудь, кто не является членом твоей семьи. Можешь такое представить?" - "Ннет" - "Ну, смотри. Тебя отправили на неделю. Ты пробыла три у своей мамы. Нам о своей ситуации не позвонила. Подтвердить, что билетов не было, ты не можешь. Если тебе такое сойдет - то можно и любому. Мне все-таки надо лабораторией руководить, такое я оставить не могу. Но по статье я тебя увольнять не хочу, подавай заявление по собственному".

Она ушла, на следующий день мне не до нее, есть проблемы на трубе из Варьегана. Через день прихожу к заказчику, в объединение "Сибнефегазпереработка". Надо отметить, что наш маленькая научно-проектная контора, в которой, скажем, и коммунистов было полтора человека, духовно окормлялась из парткома как раз этого объединения. Ну, иду я по коридору, а навстречу мне как раз секретарь этого парткома. "Сергей Александрович, Вы не зайдете к мне на пять минут?" Ну, мало ли, может быть, будут опять вязаться к занятиям по политпросвету, которые я, как завлаб, провожу с нашими молодыми специалистами. "Нет проблемы". Захожу, а со мной говорят совсем не о политпросвете.

Оказывается, муж этой моей Лары вчера пришел в партком и пожаловался, что я добивался от его супруги интима, а когда она мне отказала, то стал заставлять ее подавать заявление на увольнение. Рассказывает мне это секретарь, а сам, не стесняясь, смеется. Ну, явный же бред. Пришлось мне разъяснить ситуацию с командировкой, опозданием и ссылкой на мамино свидетельство. Он все понял, сказал, что они ничего по сему случаю не стали затевать, но что мне надо дело как-то довести до конца либо прекратить. Попрощались, я закончил свои дела в техотделе, сел на автобус и вернулся к себе в контору.

Говорю кому-то, чтобы пригласили данную Ларису ко мне зайти в кабинет. Заходит. Я говорю: "Сядь, пожалуйста, надо поговорить. Знаешь, у меня к тебе три вопроса по поводу визита твоего супруга в партком объединения" - "Я его не посылала! Это он без моего ведома" - "Ну, понятно. Так вот три вопроса. Первое - когда это я тебя добивался, а ты мне отказала? Второе - что это я, больной что ли, почему это ты всему городу давала, а мне вдруг принципиально не дала? И третье. Что это там у тебя вместо мужа? Почему он с таким делом не пришел мне морду бить, а пополз в партком?"

Что она могла ответить? Ушла, а через четверть часа вернулась с заявлением на увольнение по собственному. Больше я ее не видел. А вот мужа ее несколько раз встречал в городе, но он почему-то всегда менял направление движения или переходил на другую сторону улицы. Ну, а прилетев еще раз в столицу я рассказал эту байку жене. Ну, посмеялись.

История, вроде, закончилась. Но представьте себе, что нет. Прошло лет пять, я уже и в Москву вернулся, и поработал московским представителем одной сибирской нефтяной компании, и оттуда уволился и заделал собственную фирму по технологическому и деловому консалтингу. Решили мы с женой отдохнуть, съездили в украинский тогда город Ялту. Славно провели там время и под конец отправились навестить старых друзей в Краснодар. Там идем по главной улице Красной. Вдруг из переулка появляется какая-то женщина, подходит к нам и начинает меня тискать и целовать. Жена в обалдении, а я неожиданно узнал в незнакомке ту самую Лару. Чё это она вдруг, вроде расставались с некоторым неудовольствием друг другом? Она разъяснила, что с тем мудаком они давно расстались, она вернулась с Северов на Кубань, снова вышла замуж, работает в хорошем месте и вообще очень счастлива. И считает, что это я тогда поставил ее на этот правильный и удачный путь. Я спорить не стал, пожелал ей всяческой удачи и пошел дальше, раздумывая о том, как иногда причудливо строит Судьба человеческий жизненный путь.

***

Вот, собственно, и все, что я могу сообщить по поводу изнасилований и секшуал харрасмента в моей личной жизни.

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.